credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Categories:

Анн Бренон. Катарские женщины. Ч.4. 14.Времена вовлечения. Окончание. Дамы Альбижуа

Дамы Альбижуа

                Дама Барбегейра, жена сеньора де Лубен, рыцаря из Пьюлоранс[1], приходила до крестового похода навестить барышню Романгас де Рокфор и ее подруг в их доме. Так она заявила в январе 1243 года инквизитору Феррье. И многие дамы из Пьюлоранс ее сопровождали, как Бернарда, жена Унода де Пьюлоранс, Аржентей, мать Гийома Пейре де Моренс, и другие…

              

Еще о Пьюлоранс стоит сказать, что он был престолом диакона Церкви Тулузен, как и Лаурак, Ма-Сен-Пуэлль и Фанжу. А в Сен-Мартен-Лаланд, Лотреке, а также почти во всех местах Тулузен, Каркассес и Альбижуа дамы из семей сеньоров показывали пример. Барбегейра де Лубен могла также навещать Совершенных Эрмессенду, мать Сикарда де Пьюлоранс, ее сестер Бернарду и Комдорс в их катарских домах. Так же поступала и Фландина, сестра Госберта, еще одного местного сеньора. Дамы и рыцари из Пьюлоранс приходили туда целой вереницей, и Барбегейра даже через сорок лет вспоминает фрукты, которыми угощали их Добрые Христианки, ее и других дам, которые к ним приходили… Ее золовка Пома, сестра рыцаря де Лубен, сама некоторое время была увлечена монашеской жизнью, и даже поселилась в одном из домов Совершенных в городе. Но потом, через некоторое время, она оставила Церковь и вернулась к своему мужу.

                Это было в то самое время, в первые годы XIII столетия, когда Барбегейра шла в похоронной процессии Пейтави, рыцаря из Пьюлоранс, до кладбища еретиков. И в этой процессии, уточняет она, можно было встретить почти всех рыцарей и дам города, всю катарскую интеллигенцию. Это были времена, когда она могла воспользоваться своим пребыванием в Сен-Поль-Кап-де-Жу, где любил жить катарский епископ Тулузен, чтобы навестить Совершенную Пагану Боффиль, сестру диакона Монмар, и ее подруг в их доме. Разумеется, ей составляли компанию дамы из семей местных совладельцев: Донада, жена Бертрана де Сен-Полет, Ломбарда, мать Изарна де Сен-Полет, и Дона, жена Сикарда Сайссет.

                Она ни слова не говорит о крестовом походе, о войнах, в которых, несомненно, участвовал ее муж. Во времена окситанской реконкисты, между 1220 и 1229 годами, ей казалось, что жизнь возвращается в обычное русло: она отдавала пряжу еретическим ткачам в Пьюлоранс, чтобы те ткали полотно, и так делали все дамы вокруг. Ее подруга Бернарда Унод, Брунимонда, жена Изарна де Сайссак, и некоторые другие, сойдясь в доме Бернарда де Монтонер, на вершине castrum, возле донжона Пьюлоранс, шептались о том, что видели нечто удивительное: речь шла о рыцаре Жироде Азема, который сделался Добрым Христианином и жил со своим товарищем, но «все время сидел в своем кресле, неподвижный, как пень…» Дамы приходили не поклоняться ему, но из любопытства, рассматривая это как своего рода «уродство» - это слово употребляет сама Барбегейра. Возможно, этот человек был тяжело ранен во время крестового похода и боевых действий, получил утешение, будучи расслабленным, и обретя в религии смысл жизни, как несколькими столетиями спустя Дожое Бускет, парализованный после войны 1914-1918 годов, в каркассонской неподвижности обрел смысл жизни в поэзии? А может быть, это был паралич какого-нибудь гражданского происхождения? В любом случае, вряд ли катары, гордые неукоснительным исполнением евангельского обета труда, увлекались практикой трансцедентальной медитации или чем-то в этом роде…

                Барбегейра де Лубен, имя которой, как это ни удивительно, по-французски означает «пастушка», в то время, как имя ее мужа ассоциируется со словом «волк», а ее дочь носила имя Лоба/Лува, явно не отличалась хорошим здоровьем. Все ее показании перед братом Фкррье свидетельствуют о ее постоянных заботах о врачах и лекарствах и, кажется, она даже испытывала трудности с передвижением – что не помешало ей прожить достаточно долго (на момент дачи показаний ей было между пятьюдесятью и шестьюдесятью годами), и множество раз стать матерью. Немногим спустя после 1220 года, в присутствии своего кузена Госберта де Пьюлоранс, встретив Совершенного Бернарда Энжильберта и его товарища, она не смогла встать перед ними на колени, согласно обряду, и должна была просить их благословления без поклона. Через несколько лет, по совету Беатрикс, жены Жордана де Рокфора, она пришла к Раймону Селлерье, чтобы увидеться с еретиками. Там были все дамы «из общества»: сама Барбегейра, ее подруга Бернарда Унод с дочерью Беренжерой, Гильельма де Падьерс, Раймонда Одбод. Все они, вслед за дамой Беатрикс, поднялись по лестнице на солье[2], где находились Добрые Люди. Все, кроме Барбегейры, которая «не осмелилась влезть по лестнице и одна оставалась внизу», ожидая, пока ее подруги должным образом благословленные, не спустятся к ней.

                Она часто упоминает, в ходе своих показаний, об одном Совершенном, враче Гийоме Бернарде д'Айру, который, кажется, имел самую высокую репутацию в высшем свете Тулузен и Монтань Нуар. Она видела, как в Пьюлоранс он лечил Жордана де Сяйссак, в Монже – Беатрикс де Рокфор, и даже ее зятя, рыцаря де Сэйсс, супруга ее дочери Лобы. Она сама часто встречалась с ним, советовалась по поводу больных в своей семье, а также позвала его к ложу своего мужа, когда тому осталось жить три дня. Сам Пьер де Корнельян, юный оруженосец в Карамане и Лаворе, молодой рыцарь, охранявший Рокфор, когда пришли крестоносцы, двадцать лет спустя, будучи в зрелом возрасте, и сам множество раз выздоравливал благодаря заботам все того же Доброго Человека.

                Показания, которые дает в августе 1244 года перед братом Фкррье дама Финас, супруга рыцаря Изарна, сеньора Ториака, позволяет нам проникнуть еще в некоторые городки и бурги, в эти castra, где катаризм до крестового похода жил в своих домах тихой, обычной, но всеми признаваемой жизнью[3], Сама Финас была родом из Рабастен, что между Тулузен и Альбижуа, и принадлежала к местной аристократической семье. С 1204 года ее, маленькую девочку, растил и воспитывал брат, Пельфорт де Рабастен, а их мать Брайда и сестра Эксклармонда жили как Совершенные в собственном доме. Однако Финас и ее брат весьма часто их навещали. Разумеется, добавляет она, в те времена еретики публично жили в Рабастен и управляли своими домами. Через несколько лет, но еще до крестового похода, она вышла замуж за рыцаря из дома Лотрек, Аймерика Сикарда, и последовала за ним в Альбижуа.

                В Лотреке, который был престолом диакона Церкви Альбижуа, подобно другим местам, где процветал катаризм, Финас, будучи молодой женщиной, отправлялась вместе с другими местными дамами навестить Совершенную Боэрию (что означает «погонщица быков»), сестру д'Эн Фрезуль, одного из совладельцев города, и ее подруг. А потом все словно расплывается, делается неясным. Мы понимаем, что Финас становится вдовой, но не знаем, каким образом и когда, а потом выходит замуж за своего теперешнего мужа Изарна де Ториак. Затем ее рассказ приводит нас в Виллемур, где в собственном доме и, без сомнения, во времена окситанской реконкисты, то есть между 1220 и 1229 годами, она лично принимала Бернара де Ламот, Старшего Сына епископа Тулузской Церкви, и его soci Гийома дю Солье. И там, в кругу друзей, перед Изарном де Сен-Мишель с его супругой Беатрикс, Пьером Бага, Виталем Фор, Мателией де Кос и Гильельмой де Пуньерс, оба Совершенных говорили торжественную проповедь.

               

                «Они говорили хорошо о себе самих и плохо о Церкви Римской и ее клириках, -говорила Финас инквизитору. И еще о том, что святая гостия – это всего лишь хлеб; что брак и крещение не значат ничего. Они говорили также, что Бог создал только непреходящее, но тело человеческое не воспрянет никогда.»

                После этой проповеди все присутствующие ритуально преклонили колени перед Добрыми Людьми и попросили их благословения.

                Почти все показания Финас, ставшей дамой де Ториак, это длинное перечисление посещений подпольных Совершенных, мужчин и женщин, в сопровождении местного высшего общества. Опасности того времени совершенно не повлияли на их религиозное рвение. Впрочем, дама Финас пытается показать допрашивающему ее инквизитору, что она всегда сохраняла критический дух перед лицом «ошибок еретиков». Она говорит, что заботилась даже о том, чтобы несколько раз приводить с собой ученого человека, Уго Буэ, послушать проповеди Совершенных, чтобы он, который умел читать, мог бы свериться в книгах Совершенных, достаточно ли обоснованны их проповеди[4]. В то же время ее муж Изарн де Ториак, защищал подпольщиков, обеспечивал им безопасное сопровождение, заботился об их защите и даже просил тех, кто охотился на его землях, не трогать подпольных служителей, если они встретят их в лесу. От союза этой пары родилось как минимум четверо детей, сын Босом и три дочери – Бертранда, Арбрисса и Эксклармонда.

                Бросим еще один взгляд на эту простую и радостную жизнь. Однажды Финас, которая, возможно, просто прогуливалась по своим землям в Ториаке в обществе рыцаря Мафра де Польяка и своей самой младшей дочери Эксклармонды, всгретила двух Совершенных, Понса Гилиберта и его товарища. Но Эксклармонда, бывшая тогда совсем маленькой девочкой, упрямо отказывалась открыть рот и сказать хоть слово в ответ двум Добрым Людям, которые ее о чем-то спрашивали…

                Эти фрагменты частной жизни нескольких дам графства Тулузского и виконтства Тренкавель словно представляют собой деревья, скрывающие лес: они дороги как примеры, взятые почти навскидку, и предназначенные немного расцветить тот феномен, о котором мы знаем абстрактно, известный нам по своей неоспоримой общей распространенности. Если в начале XIII века Папа Иннокентий III призвал к крестовому походу против защитников еретиков в Лангедоке, так это, разумеется, потому, что в Кастельнодари Жирода Видаль, еще совсем юная Совершенная, видела тогда Добрых Мужчин и Добрых Дам, членов своей Церкви, открыто живших в этих землях «как и другие люди». Сама она жила тогда в Бордэ со своими подругами Бернардой и Понсией, и многие мужчин и женщины, ныне покойные, приходили ее навестить…

                А еще потому что в Лаурак рыцари и экюйе приходили разделить трапезу Бланши и Мабилии, Добрых Дам, и послушать их проповеди; потому что в Фанжу, Лотреке, Карамане, Ма-Сен-Пуэлль, Лаворе, Виллемуре и во всех castra Лангедока овдовевшие дамы и барышни становились Совершенными; потому что юные Пейронна и Арнода де Ламот оставили свою семью, чтобы принять обеты, а Гийом дю Ма младший встал в оппозицию к взрослым своей семьи и отказался почитать Добрых Людей; потому что супруги рыцарей наслаждались обществом Добрых Дам, и они постепенно втягивали своих молодых мужей в орбиту притяжения Бога.

                Это были времена вовлечения. Все общество встало на защиту ереси. И наступившая война была войной с обществом. С обществом, где Пьер де Корнельян стоял на страже над ущельем Мальмарт; где Гвиберт де Кастр духовно правил в Фанжу; где упрямилась маленькая Эксклармонда.




[1] Пьюлоранс, город в современном департаменте Тарн, не совпадает с «катарским замком» Пюилоранс, возле Аксата, в департаменте Од. Показания Барбейры де Лубен находятся в 24 томе Doat (f 131b-144)/.

[2] Солье = это деревянная надстройка или верхний этаж.

[3] Показания Финас де Ториак находятся сразу же за показаниями ее мужа Изарна в 22 томе Doat (f 65a ss)..

[4] Хотя дама Фмнвс принадлежала к аристократии, рожденной до французского завоевания, к этой интеллигенции, в среде которой часто умели писать и читать, по крайней мере, мужчины..

Tags: Анн Бренон книги, Анн Бренон. Катарские женщины, Катары катаризм
Subscribe

  • Я вас всех люблю. Извините.

    Это были последние слова Василия Мойсея из Луцка, которому пуля снайпера попала в грудь. В те дни, самые страшные и горькие, некоторые друзья,…

  • День рождения

    Сегодня Владу Зубенко,харьковчанину из Небесной сотни, исполнилось бы 23 года.

  • Ровно пять месяцев назад

    Тогда на призыв Мустафы пришло 500 человек. Потом мы вышли на этот Майдан. И изменили себя и страну. Некоторые отдали за это жизнь. Мы не должны их…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments