credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Прощание

Самое значимое

Я пишу эти слова в ТЖВ, которое несется из Бордо в Париж, и настроение у меня не самое радужное.

Еще сегодня утром я смотрела, как вьются ласточки над кальцитовыми скалами вокруг Тараскона, как сползают тучи на Сидур прямо с Рош дю Батай… А теперь вокруг меня одни среднеевропейские лесопосадки. Но не в этом дело. Многое и в этот раз останется в памяти.

Испания.

Мы решились поехать на испанскую сторону Пиренеев – хотя бы недалеко, в Пючсерду, где умер от отчаяния Бернат Белибаст, бросившись с укреплений. Но поскольку мы выбирали самый дешевый, «тикемувный» поезд, то приехав в Латур ле Кароль – последнюю станцию на французской стороне – обнаружили, что поезд в Пючсерда будет только часа через три. Но между Латур и Пючсерда только пять километров. Плюнули мы на транспорт и пошли пешком по пыльным каталонским дорогам, а Рустем скакал по зеленым полям. И так незаметно перешли мы границу между Францией и Испанией – границу, следов которой и вовсе не обнаружили. И подумалось мне, что хорошо бы так и дома, в Украине, идти полями, лесами и горами, и незаметно для себя оказаться где-нибудь в Словакии или Венгрии. И я верю в то, что так и будет. Ведь за это мы тоже боролись.

Ларнат

Давно я уже не была в Ларнате – месте, где лежал больной целый месяц Пейре Отье, где он проповедовал верующим на «длинном лугу», где теперь стоит железный крест, а скала рядом так и называется в народне «скала Пейре Отье». И его приходили слушать даже из Миглоса. А еще там он крестил своего сына Жайме и его друга Понса из Акса, сына доброй верующий Себелии. Когда-то давно я бывала здесь несколько раз. С тех пор много воды утекло. Все меняется, только Добрые Люди не лгут. И теперь мы решили пойти в эти места с Рустемом. Жара стояла несусветная, я еле-еле, обливаясь потом, доползла из Шатовердена в Ларкат (это другая деревня), поднялась на перевал Долент и затем, по прохладному влажному лесу с высокими деревьями неспешно пошла в сторону Ларната. И что вы думаете? Мы заблудились. Пошли не той дорогой, не там свернули, и в конце концов, наша дорога, вместо того, чтобы стать асфальтовой и вывести нас в центр Ларната, неожиданно оборвалась в лесу. Да еще и Рустем убегал охотиться куда-то вдаль (правда, не очень надолго). Поблуждав немного по бездорожью, мы обнаружили тропку, ведущую вниз, и очень-очень долго шли по какой-то другой дороге, спускаясь, и иногда между деревьями видя Ларнат. Оказывается, мы забрели куда-то почти что на перевал Ларната, а то и совсем недалеко до плато дю Бейль! Короче говоря, к «длинному лугу», нам пришлось спускаться, а не подниматься. Но все равно там несказанно хорошо. Словно до сих пор звучат слова мессера Пейре – слова Евангелия… И солнце, которое освещает горы, и воздух, и мирно лежащая деревня внизу… Я бы осталась здесь навсегда, если бы могла.

Спускаться нам пришлось через Буан, идти заросшими ежевикой и самшитом тропками под Буанской спульгой (где, согласно показаниям, некоторое время хранилось золото Церкви, привезенное из Монсегюра в последние дни осады, пока не отправилось в Кремону).

Визит госпожи Бренон

В воскресенье с утра была отличная погода, мы даже загорали и купались. А после обеда пошел холодный противный дождь. И в такой вот дождливый вечер к нам в кемпинг приехала госпожа Бренон с Жаном-Луи Гаском. Они долго не могли выбрать время, чтобы с нами встретиться. Жан-Луи целыми днями занят в Каркассоне – он там гид – а госпожа Бренон постоянно работает, да еще и со здоровьем у нее снова проблемы. К тому же в среду она собиралась ехать в Калифорнию со своими детьми. Ее старший сын делает оружие «а-ля Средние века», и его пригласили в Сан-Диего на какой-то международный реконструкторский турнир. А ее дочь едет туда фотографом. Одним словом, все они были достаточно сильно заняты, но все же мы встретились, и посидели часа два, поговорили под мерный шум дождя. Они привезли свою собаку – полуторагодовалого лабрита, Арпейс, и они с Рустемом успели понюхаться, познакомиться, и даже подраться, не поделив игрушки.

И – ура! – мы подарили Жану-Луи специально выбранную по этому случаю новую украинскую брендовую водку «Бандерівка – горілка нескорених», а госпоже Бренон – футболку в цветах «правого сектора» - черную с красными маками и надписями «Україна переможе». Все были в восхищении, и еще мы выпили хорошего Минервуа за мир и европейский выбор Украины. А они привезли нам настоящий «тоньол» - праздничную средневековую окситанскую традиционную булку, которую купили в «буланжери» в Фанжу. Эта булочная славится на всю округу тем, что до сих пор делает хлеб по старым обычаям. Такие булочки – «тоньол» - благословлял Пейре Отье. А Жан-Луи подарил нам свою новую книгу о Монсегюре – я сейчас в поезде ее прочла, и могу сказать, что она очень, очень хороша! Жаль, что теперь придется ждать еще год, чтобы снова встретиться. Они рассказали нам о своих планах, и о том, что в следующем году будет праздноваться десятилетие музея катаризма в Мазамете. По этому поводу будет целых три конференции – весной, летом и осенью.

Тулуза

А сегодня часа четыре мы бродили по Тулузе. А я все вспоминала, что Тулуза – побратим Киева. Здесь много изменений к хорошему, на мой взгляд. Пустили бесплатную маршрутку, которая ходит по всему центру каждые десять минут. Она заходит и в Сен-Сернен, и Сен-Этьен, и на Капитолий, и к Нарбоннскому замку, и даже переезжает Гаронну на Сен-Сиприен! Одним словом, это очень помогает. Ну, и побродили еще по Тулузе, конечно. Возле самой старой церкви «Сен-Пьер» восстановили целый комплекс городских стен, и теперь Тулуза приобретает вид настоящего средневекового города. Видели мы и расчищенные Нарбоннские ворота, и раскопки Нарбоннского замка. И Рустем побегал по паркам и скверикам. Каждый нашел себе занятие.

И последнее.

Когда мы садились в поезд на Бордо и Париж, то увидели напротив вагоны, просто забитые попами, монахами и монахинями всякого рода. Это оказался специальный паломнический поезд в Рим. И по мне, было очень знаково, что он шел в одну сторону, а мы направлялись совсем в противоположную. Потому что, как говорится в реестрах Инквизиции о Добрых Людях, «они никогда не хотели следовать дорогами, которые ведут в Рим…»

Tags: Минуты в Окситании
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Анн Бренон. Катарский словарик. Буква Д

    Д Дама – В окситанской лирике XII-XIII веков этим словом называли благородную женщину , которая одновременно была вдохновительницей…

  • Анн Бренон. Катарский словарик. Буква Г

    Г Гаратисты – Итальянские доминиканцы обозначали этим словом (« garatenses по латыни) в XIII веке членов катарской…

  • О посте у катаров

    О посте у катаров. В эти дни католики и православные переживают первую неделю Великого Поста. Для катарского клира - Добрых Людей – пост…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

Recent Posts from This Journal

  • Анн Бренон. Катарский словарик. Буква Д

    Д Дама – В окситанской лирике XII-XIII веков этим словом называли благородную женщину , которая одновременно была вдохновительницей…

  • Анн Бренон. Катарский словарик. Буква Г

    Г Гаратисты – Итальянские доминиканцы обозначали этим словом (« garatenses по латыни) в XIII веке членов катарской…

  • О посте у катаров

    О посте у катаров. В эти дни католики и православные переживают первую неделю Великого Поста. Для катарского клира - Добрых Людей – пост…