credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Анн Бренон. Катарские женщины. Ч.3.Окситанские женщины. 13. Искусство любви. Моя прекрасная лучница

Моя прекрасная лучница из Лаурак

              Всего лишь через два года после церемонии 1204 года, в Фанжу поселился Доминик. Это можно даже назвать мужественным шагом, поскольку Фанжу считалось эпицентром ереси в Лангедоке, а он основал в Пруйле под Фанжу первый зародыш католической реконкисты – общину, предназначенную для раскаявшихся катарских женщин, которые не осмеливались вернуться в свои семьи. Интересно, какого рода приветствиями могли обмениваться между собой Брат Доминик и Гвиберт де Кастр, встречаясь на улицах Фанжу? Ведь нам известно, что в первые годы XIII столетия публичные дебаты между интеллектуалами того или другого лагеря были весьма многочисленны…

                Вторая строфа песни Пейре Видаля начинается с упоминания соседнего замка Лаурак и с воспоминания о красавице, которую трубадур обозначает синьялем, или куртуазным псевдонимом Mon bels Arquiers, моя прекрасная лучница из Лаурак. Фактически, мы недалеко ушли – и атмосфера эпохи позволяет нам это – от Дамы Кавалер… Разумеется, мы никогда не узнаем, какая именно дама скрывается под этим поэтическим псевдонимом, но одну вещь мы знаем точно: Лаурак, как и Фанжу, как и другие города и замки центральной Окситании, был очагом жизни и распространения Церкви Добрых Христиан. В том же начале XIII века говорится и об апостольском служении самой местной дамы, Совершенной Бланш де Лаурак. Обширная сеньория Лаурак-Монреаль одновременно примыкала к территории Фанжу и находилась на пограничье зон влияния и графа Тулузского, и виконта Каркассона. Лаурак, давший имя целому краю, Лаурагэ, был еще одним престолом диакона катарской Церкви.

                Известно также, что в 1208 году на площади того же castrum Лаурак, диакон Изарн де Кастр публично дискутировал об экзегетике Писания с Бернаром Примом, вальденским интеллектуалом, который, впрочем, не замедлил обратиться в католицизм…

                Сладостный и белесый Лаурак, полуопустевшая пеш которого хранит сегодня только следы улиц, направленных к сердцу castrun, к дому сеньора, снесенному завоевателями, возведшими на этом месте огромную церковь Реконкисты… Но в ту пору, во времена «золотого века», Кастельнодари было всего лишь бургадой, а дамы из Лаурак и Фанжу поощряли своих друзей, сыновей и дочерей слушать проповеди Добрых Людей. Дома Совершенных Женщин были многочисленны: сохранились воспоминания о домах, которыми управляла сама Бланш, Азалаис де Кукоро, Франческа де Лаилль или Бруниссенда, обучившая Дульсию Фор. Как и Бланш, Азалаис и Франческа были благородного происхождения и стали матерями целых линьяжей, выступивших на стороне Церкви: двое детей Франчески, Бруна и Гийом де Лаилль, принадлежащие к следующему поколению, умерли на костре Монсегюра. Нам также известна судьба пяти детей Бланш.

Tags: Анн Бренон книги, Анн Бренон. Катарские женщины, Катары катаризм
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments