credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Categories:

Анн Бренон. Катарские женщины. Ч.3.Окситанские женщины. 11. Продолжение

Средиземноморское общественное устройство

                Во время наших путешествий в средневековый христианский мир мы уже могли выявить элементы и черты материальной и юридической культуры, свойственной средиземноморским регионам современной Франции. Обычное право романского происхождения наложило особенный отпечаток на собственно феодальное общество. Кроме того, крайняя «скудость», недостаток женских монастырей побудил женщин прибегать к оригинальным формам посвященной Богу жизни. Можно сказать, что окситанское общество феодальной эпохи имеет ярко выраженные особенности по сравнению с типичным феодальным обществом, как его обычно представляют в более северных странах. Самое интересное, что окситанское общество имело много общего в области этих самых особенностей с итальянским обществом, и, кстати, разделяло с последним склонность к катаризму. Если позаботиться о том, чтобы не смешивать здесь причины и следствия, то можно выдвинуть достаточно правдоподобную идею о том, какие именно важные факторы повлияли на то, что в Окситании, как и в Италии, укоренение катаризма было благоприятно воспринято в глубине общества.

             

К этим факторам относятся, прежде всего, социальные структуры, позволившие обмен идеями и мнениями между представителями разных общественных слоев. Затем – блестящая светская культура, превозносящая Любовь и балансирующая между светской игрой и духовными устремлениями. И, наконец, к этим факторам относится антиклерикализм рыцарского сословия, граничащий почти с либертинством. И, разумеется, с другой стороны, на ситуацию влияло развитие буржуазных порядков, хотя медленное и завуалированное, со своей системой ценностей, моралью, со своими политическими, городскими и финансовыми устоями.

                Что касается последнего пункта, то Италия, несомненно, вырывается вперед. Во второй половине XII века тосканские, умбрийские и ломбардские города уже имели вольности, избирали городские консулаты и хвалились некоторой политической независимостью под предводительством своей бюргерской и аристократической олигархии, как правило, связанной с деловым и торговым миром. В первой половине XIII столетия конфликт гвельфов и гиббелинов – сторонников папы и сторонников императора – еще больше обострил интерес итальянских городов к политике и их стремление к независимости. Под руководством муниципалитетов из именитых людей, которые все чаще избирали себе главу (подеста), крупные итальянские города – пока в конце XIII века их не вернули к старым порядкам Карл Анжуйский и папская власть – уже понемногу ускользали из сферы притяжения феодальной системы. В разгар Средневековья они провозгласили консульский порядок светского характера, более представляющий интересы торгового и судейского сословия, чем остатков почти исчезнувшего рыцарства.

                Именно в крупных гиббелинских городах – Флоренции, Ферраре, Мантуе, Вероне – и прежде всего, в недрах общества именитых людей и их буржуазной олигархии, росли и развивались итальянские симпатии к катаризму. Катаризм в Италии, без всяких сомнений, принял городской и гиббелинский облик[1].

                Наоборот, в Окситании консульская революция, как ее иногда называют, приняла менее радикальные формы. Феодальная власть успешнее сопротивлялась здесь давлению коммун и бюргерства: мы видим, что в Безье в XII веке, несмотря на народные вооруженные восстания, возглавляемые консулами, и приведшие, в конце концов, к убийству виконта Раймона в 1167 году, виконты Тренкавель без особых трудностей смогли восстановить свою сеньоральную и феодальную власть как над своими землями, так и над городскими муниципалитетами Каркассона, Безье, Альби и Лиму. В Тулузе патрициат Капитолия, несмотря на традиционную борьбу за влияние, которая с середины XII века велась им с графской властью, безраздельно встал на сторону династии Раймона при вторжении и угрозах чужеземных армий во время крестового похода против альбигойцев. Это позволило на время спасти город, графа Тулузского и надежды защитников еретиков…

                В начале XIII столетия, в то время, когда военные события постепенно складывались так, что крупные окситанские княжества попадали под прямое правление короля Франции, эволюция их буржуазного, городского, консульского и торгового общества была подобна итальянской, разве что с некоторыми нюансами. Но ни один окситанский город не мог все еще соперничать, ни политически, ни экономически, с Флоренцией, Миланом, Генуей или Пизой. Окситания XIII века, в отличие от Италии, не была страной крупных городов. Это край бургад, где избранные консулы всегда должны были считаться с правами феодальных сеньоров. В отличие от итальянского катаризма, окситанский катаризм никогда не был городским феноменом. Его по-настоящему излюбленным местом был не большой город, а замок. Катарский замок? Увидим.

                Нам, конечно, известно, что традиция светской культуры, восхищавшей средиземноморские общества того времени, берет начало в окситанском краю, и что итальянская цивилизация в начале XIII века, находясь под влиянием трубадуров и их Искусства Любви, пробовала сочинять стихи на языке ок. Тем не менее, сама окситанская «бургада», не говоря уже о настоящем городе, находилась под непосредственным итальянским влиянием…




[1] По поводу подробностей об итальянском обществе и связи между катарами и гиббелинами в XIII веке, я могу отослать вас к главе «Катарские Церкви Италии» в моей книге Истинный образ катаризма.

Tags: Анн Бренон книги, Анн Бренон. Катарские женщины, Катарские женщины, Катары катаризм
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Анн Бренон. Катарский словарик. Список всех ссылок

    Анн Бренон. Катарский словарик. Предисловие. Анн Бренон. Катарский словарик.Хронология Анн Бренон. Катарский словарик. Буква А. Анн Бренон.…

  • В ожидании. Пятидесятница

    «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, … (вы) говорите: если бы мы были во дни отцов наших, то не были бы сообщниками их в…

  • Праздник ли Вознесение?

    «При реках Вавилона, там сидели мы и плакали, когда вспоминали о Сионе; на вербах, посреди его, повесили мы наши арфы. Там пленившие нас…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments