credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Category:
  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Мифы как мидраш, кто в них не верит - безбожник, кто верит - глупец...

Вспоминаю иногда эти обрывки проповедей Добрых Людей - ведь без них все, что мы строим - все на песке...

Дьявол, князь мира сего, заключил в телах забытья, в земле изгнания, духов небесных, ибо возжелал, чтобы они поклонялись ему, как Богу. И он внушал их отцам, что он и есть Бог, и требовал подношений, всесожжений и каждений. Я есмь начало и конец, дающий и отнимающий, посылающий жизнь и смерть, говорил самозванец, отец лжи.

Добрые духи уверовали в его слова, потому что в земле изгнания не звучало иного голоса, а Иерусалим Небесный они забыли. И люди уверовали в бога гнева, и ходили в страхе, что изольется на них чаша ярости его. Они смирились, они стали его рабами. И когда послушные игрушки наскучили князю мира сего, он решил от них избавиться. Тогда разверзлись хляби небесные, и сорок дней, и сорок ночей лил ливень, и солнце скрылось, и луна померкла.

Но был еще человек, который не забыл Иерусалим Небесный и свет Царствия Отца в земле изгнания. Он сделал себе корабль и, взяв с собой те души, которые, как и он сам, не хотели оставаться в рабстве злого бога, взошел на корабль. И поднялись волны, и скрылась твердь, но корабль удерживался на ревущих волнах, хоть и трещал по швам.

Долгое время ковчег швыряло по водам, и ничего не было видно вокруг, кроме бурлящих волн и хмурого, как бы набухшего водой неба. И потихоньку пассажиры корабля стали забывать, что там, за этими чернеющими тучами, есть солнце и небесная лазурь. А голос, громыхающий среди раскатов молний, все твердил им, что нет Бога, кроме него, бога гнева, изливающего на них ливни и метающий громы и молнии.

            И пустил Ной, кормчий этого корабля, голубя своей надежды, и полетел голубь в заоблачные выси, но тучи обложили все небо, высокие, неприступные, как бастионы, и вернулся голубь ни с чем, потому что не нашел места покоя для ног своих. Но сила духа и твердость веры Ноя были таковы, что он пускал голубя своей надежды вновь и вновь, и вот однажды, в день такой же хмурый и ненастный, как и все предыдущие, вернулся голубь надежды, неся в клюве свежий масличный лист. Не «золотую ветвь» омелы, символизирующую силу и власть, которые берутся ценою крови, и отнимаются ценою крови, и преходящи, как и все в этом мире; но ветвь оливную, которая символизирует мир, мир душе, обретающей Спасение и жизнь вечную.

            И ладья Ноя причалила к счастливому берегу.

            Так и мы, френды и френдессы, подобны бедным душам на том корабле, носимом по воле волн. Уже семьсот лет, как нет с нами Добрых Людей, уже семьсот лет, как никто не достигает счастливого берега. Ливни все так же люто хлещут нас, шквальный ветер не дает встать на ноги, а наш голубь надежды совсем ослабел. И голос, как будто здравого рассудка, все твердит нам, что остались только Церкви, чтущие Бога Дающего и Отнимающего, бога гнева и мира сего, и что, может, лучше все-таки с ними, чем совсем никак. Ведь Бог гнева может и смилостивиться, и излить на нас свои благодеяния. И бывает так, что в унисон этому голосу звучат и иные голоса, глумятся над нами и спрашивают "И где она теперь, эта ваша Церковь?"

            И что теперь, френды и френдессы, что теперь? С волками жить, по-волчьи выть? Принять сторону сильного, хоть и неправедного? Признать пастырями наследников не апостолов, но убийц апостолов? Но мы не можем. Мы слишком хорошо понимаем, что, поступая так, мы губим свои души. Ибо мы знаем, что дела мира и князя его злы. Мы будем и дальше, оставаясь абсолютно одни в этом мире зла, повторять старую молитву верующих: «Мы не от мира и мир не для нас… Не дай нам умереть в этом мире, чуждом Богу…» Мы не будем соглашаться на всяческие суррогаты. Мы и дальше будем посылать своего голубя надежды на поиски другой земли, и иного неба. Может быть, когда пройдет семьсот лет и немного еще, наш голубь вернется, неся в клюве вновь зазеленевшую лавровую ветвь – символ славы, истинной славы Христа и апостолов Его. А если и придется ждать нам слишком долго – а ведь жизнь человеческая коротка – не будем забывать, что где-то там, за грозовыми облаками, выше молний и громов, сияет звезда. Светлая и утренняя.

Tags: Воскресные размышления
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments