credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Categories:

Анн Бренон. Катарские женщины. Ч.2.Средневековые женщины. 10. Продолжение. Верующая и брак

Верующая и брак

                Представления катарского христианства о принадлежности всякой души Богу и миру Добра, а всякой плоти – дьяволу и миру зла, должно было несколько смягчить тот особый ужас перед искусительной женской плотью, который процветал под сводами католических монастырей и соседствовал со страстным стремлением монахов, ищущих Бога, к целомудрию. С точки зрения катаризма, всякая плоть, мужская ли, женская ли, была тленным творением зла, и по определению принадлежала к злому и дьявольскому миру. Отвращение катаров к плоти, родственное всякому христианскому отвращению к плоти и миру, не было специфическим отвращением к женской плоти.

Однако в средневековом контексте, как мы уже отмечали выше, это не означало, что в практическом плане все было совершеннопо-иному. Конечно, катарские клирики учили о сотворении мира иначе, чем их католические коллеги. Конечно, в Книге Бытия они видели деяния злого начала, «замесившего» материю без всякого творчества, и они больше не верили в первородный грех как результат свободной воли божественных/человеческих существ. Но как они могли в те времена полностью вырваться из общей доминирующей культуры своей эпохи?

                Потому вряд ли катарские верующие-мужья были менее ревнивы, чем их католические соседи, или рассматривали возможную неверность своих жен как менее бесчестящую. Конечно, некоторые тогдашние соблазнители не стеснялись применять аргументы катарской метафизики, чтобы убедить красавиц отдаться им – нам это известно по позднейшим показаниям означенных красавиц перед инквизитором:

               

- Для Бога грех один и тот же, идет ли речь о чужой жене, сестре или родственнице, ибо грех такой же большой с одной женщиной, как и с другой, а самый большой грех – между мужем и женой, поскольку в нем не исповедуются и соединяются без стыда[1].

                Мы узнаем этот аргумент: именно его уже употребляли «еретики» XI века, и все евангельские спиритуалисты, противостоящие в начале XII века институции таинства брака в разгар грегорианских реформ. В браке или вне брака – грех один и тот же, если не более серьезный. Разумеется, катарская Церковь не сакрализовала брак. Конечно, она признавала его как светскую институцию, и семьи верующих катаров основывались на продолжении рода, как и другие семьи деревни. Но эта Церковь решительно отказывалась видеть в таком светском акте таинство. Впрочем, Церковь катаров признавала лишь одно таинство – крещение возложением рук, и точно так же отвергала весь арсенал таинств Римской Церкви, от евхаристии до исповеди. А брак - последнее и самое позднее из таинств, установленных Церковью папы - как мы уже видели, с ее точки зрения выглядел как наименее обоснованное таинство.

                В соответствии со своими светскими основаниями и социальным характером, Брак в мире Добрых Людей никоим образом не мог представлять собой священную связь между верующими - мужчиной и женщиной. Плотский акт для Добрых Христиан стоял в ряду грехов, запрещенных заповедями Евангелия, так же, как ложь, воровство, клятва или убийство. Потому они и давали обет воздерживаться от всего этого. Что до простых верующих, не избавленных еще от зла, то им ничего не запрещалось. Конечно, плотский грех не мог понравиться Богу - в той мере, в какой Бог может наблюдать за этим миром и за поведением людей. Но ведь плотский акт имеет отношение к телу, тленной и дурной части бытия. И наоборот, этот грех может усугубиться в браке, из-за недопустимой сакрализации акта, чуждого Богу, а возможно, и более механического, основанного на менее ясном порыве, чем акт «бескорыстной» любви между двумя простыми влюбленными. Ведь брак фактически нормализовал плотский акт, укрепляя династические и материальные интересы семей…

                Допуская супружество, десакрализируя брак, нивелируя тему плотского греха из-за сближения прелюбодеяния и исполнения супружеских обязанностей – представлял ли катаризм таким образом некую отдушину для средневековой женщины? Хотя Добрые Люди не праздновали свадеб с большой помпой перед лицом Бога и людей, они во всяком случае, несомненно, «заключали» союзы между добрыми верующими, как в интересах означенных верующих, так и в интересах своей Церкви, руководя этой церемонией в качестве «Добрых Людей», то есть именно безукоризненно честных людей, мудрых свидетелей, гарантов, советников[2] такого союза между своими верными. В их присутствии обменивались обещаниями, свободными и исключительно светскими. Несомненно, мудрое слово «Доброго Человека» в некоторой степени поощряло союзы, основанные на личном влечении, на сердечной привязанности, но не браки по расчету. Мы даже увидим, как на протяжении короткого времени, когда «катарское общество» могло развиваться более-менее нормально – речь идет особенно и почти исключительно о Монсегюре в первой половине XIII века – осушествлялась определенная практика свободных союзов.

                Кроме того, своеобразная катарская духовность могла очаровать некоторых женщин, неудачно вышедших замуж или, как минимум, лишенных радостей брака. Посредством показаний перед Инквизицией до нас дошли некоторые слухи о частных разговорах на эту тему между Арнодом де Боньяком и его женой Раймондой. Оба супруга находились в услужении у Пьера де Росенжес, рыцаря Ланта, и его жены Осторги, которые были добрыми верующими. Жордана, одна из служанок в доме, сказала Раймонде, что Финас, горничная дамы Осторги, слышала от той, что дама Орбрия, дочь их хозяйки и супруга Гийома Санса, «так любила еретиков и слушала их проповеди, что оставила своего мужа и возжелала сама сделаться еретичкой[3].




[1] Это, как всегда, говорит Пьер Клерг, кюре Монтайю. Показания Беатрис де Планиссоль в в книге Жана Дювернуа, Реестры Инквизиции, с. 267-268.

[2] Таким на самом деле является более современный смысл средневекового выражения «Добрый Человек».

[3] Ms. Toulouse, B.M. 609, f 200: показания Арнода де Боньяка и его жены Раймонды..

Tags: Анн Бренон книги, Анн Бренон. Катарские женщины, Катары катаризм
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Анн Бренон. Катарский словарик. Буква Г

    Г Гаратисты – Итальянские доминиканцы обозначали этим словом (« garatenses по латыни) в XIII веке членов катарской…

  • О посте у катаров

    О посте у катаров. В эти дни католики и православные переживают первую неделю Великого Поста. Для катарского клира - Добрых Людей – пост…

  • Анн Бренон. Катарский словарик. Буква В

    В Вальденсы – Отвергнутые Церковью после того, как они пытались инициировать реигиозные реформы в Лионе, Лионские Бедняки или…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments