credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Category:

Анн Бренон. Катарские женщины. Ч.2.Средневековые женщины. 9. Женщина и святое. Окончание

Природное равенство душ

              Будучи создателем, или как минимум, неумелым упорядочивателем материи, злое начало или Сатана, а еще дьявол, согласно различным употребляемым терминам, мог разве что карикатурно подражать благому и прекрасному творению Божьему, Его «иному миру» вечного света. Но чтобы оживить свое безобразное и тленное творение, он прибегнул к поступкам, на которые только и был способен: коварству, лжи, насилию. На самом деле, катары верили в старинный иудео-христианский миф о падении ангелов: путем вторжения или хитрых уловок, Лукавый смог появиться в мире Добра; он соблазнил или увлек силой некоторое количество благих духов, творений Божьих, и низверг их в свой мир.

             

Чтобы лучше удержать пленников, он заключил их в «телесные тюрьмы» или «одежды кожаные», сделанные в «земле забвения»[1]. И в этих телах, на этой земле забытья, падшие ангелы, то есть людские души, с того времени спят, забыв о своей небесной родине. Каждый раз, когда тело умирает, и заточение души прерывается, она инстинктивно, автоматически перерождается, оставаясь во власти дьявола и продолжая вносить свой вклад в иллюзорную длительность видимого мира. И это все длилось довольно долго – мирное невмешательство Добра, существующего в ином мире и вечности, накладывалось на неопределенно долгое время этого мира, движимого циклами рождений и смертей.

                Связанные своими временными и преходящими телами с миром злого начала и принадлежа к Царствию Отца своей божественной душой, вечной и благой, созданной по образу своего Творца, человеческие существа, таким образом, оказались на перекрестке двух творений. Но они этого просто не знали. Или, скорее, они не знали, что Бог, в Своем безграничном милосердии, не может не сжалиться над душами, падшими ангелами, Своими детьми, когда Он видит их спящими в телах из плоти. И тогда Бог решил в порядке исключения вмешаться в этот мир, произошедший не от Него, и послать туда Своего Сына, Иисуса Христа, как нас учит священное Писание, чтобы пробудить спящих Своим Словом…

Смысл consolament

                Вот таким образом Христос пришел на эту землю, чтобы принести от Бога-Отца Спасение душам. Но это не было Спасение от первородного греха, в который катары не верили, поскольку считали, что зло началось и проявилось из-за вмешательства дьявола, злого начала, а не из-за «псевдо-свободы воли» [2] людей, созданных благими благим Богом. И Христос пришел не умереть за нас на кресте, чтобы уничтожить и искупить Своими страданиями означенный первородный грех, потому что в данном контексте это не имело смысла. И кроме того, было абсолютно невозможным, согласно здравой логике катаров, даже представить себе, что Бог способен применять средства зла – страдание, насилие, смерть - даже в интересах целесообразности.

                Нет, Христос, посланный Богом, пришел на эту землю, чтобы пробудить спящие души, чтобы напомнить Своей Благой Вестью (потому что это точный смысл слова Евангелие), что Царствие Отца – это их Царствие, которое не от мира сего, чтобы очистить их память и разжечь желание вновь достичь утраченной небесной родины. Таков был, с точки зрения Христиан-катаров смысл миссии Христа и Евангелий. И Христос, чтобы завершить Свою миссию Спасения и дать возможность пробужденным душам познать Бога, передал людям, через посредство апостолов, обряд и спасительную власть духовного крещения путем возложения рук…

                Таков глубинный, окончательный смысл таинства consolament. Оно посвящено пробуждению индивидуальной души, осознающей, что она по-настоящему принадлежит только миру Добра, и обязующейся жить отныне согласно Правилам и Евангелию. Избавленная от зла, то есть, наконец, свободная, чтобы творить только добро, вернув себе свою истинную благую природу, такая душа больше не попадет в механический, в собственном смысле этого слова, адский коловорот перерождений и, со смертью тела, в котором она пребывала, возвращается прямо в Царствие Божье.

                Это означает, что рано или поздно, по мере того, как падшие благие Духи будут слушать проповедь Евангелия, они вспомнят, что являются детьми Божьими и благими по природе, откажутся от зла и, одни за другими, получат духовное крещение сonsolament. А этот мир постепенно будет опустошаться от божественного бытия, и рано или поздно, все души будут спасены. И в день, когда последняя утешенная душа покинет последнее тело, чтобы достичь потерянного рая, этот мир проявления зла свернется в свое небытие. Катары верили в конец света, присутствующий во всякой христианской эсхатологии. Но этот конец должен был наступить постепенно, а не внезапно, как воображали себе католики (ангел, трубящий в трубу, и Сын Человеческий, прибывающий на облаках, чтобы судить живых и мертвых…).

                Таким образом, конец света является чрезвычайно оптимистическим, потому что отвергает всякую идею суда и вечного ада. Зло располагает только временем для своего хаоса и мучений, а времени сужден тот же конец, что и всему иллюзорному миру. Но никакого вечного проклятия: души, созданные благими, не могут попасть под власть зла навечно. Катары были христианскими клириками, способными проповедовать, что все души созданы благими и равными между собой, и все будут спасены[3].




[1] Это выражение принадлежит Доброму Человеку Жаку Отье, являясь парафразой Псалма 136. Жак Отье проповедовал пастуху Пьеру Маури по дороге в Риу эн Валь. Весь текст упоминаемой проповеди в воспоминаниях славного пастуха из Монтайю находится в 3 томе реестра Инквизиции Жака Фурнье, в переводе Жана Дювернуа: DUVERNOY, Le Registre dInquisition de Jacques Fournier, op.cit., t.3, p. 931.

[2] Это замечание и само выражение принадлежит Джованни де Луджио, автору лучшего катарского трактата в области теологической рефлексии, а именно Книги о двух началах.

[3] Хотелось бы указать здесь на некоторые нюансы в верованиях отдельных групп катаров, называемых «умеренными дуалистами». Они сделались незначительным меньшинством уже под конец XII века. Они считали, что дьявол тоже создал ложные души на свой манер, «духов зла», поселявшихся в каких-то человеческих телах и, разумеется, с первого взгляда неотличимых от истинных душ… Потому ясно, что ни в каком случае эти «механические души» (по выражению Рене Нелли) не могут участвовать в вечном спасении благих духов, и в конце времен будут низвергнуты в небытие со всем злым творением. Но главное в этом то, что как бы там ни было, для всех катаров было невообразимым, чтобы Божья душа могла подвергнуться вечной каре из-за бессилия или двуличия своего Творца. В XIV веке последние окситанские Совершенные проповедовали, что даже души их преследователей, инквизиторов, в конце концов будут спасены, как и прочие (см. главу 25). Что касается теологических различий между абсолютным и умеренным дуализмом, см. книги, указанные в сноске 27. С другой стороны, о подробностях очень важного понятия избавления от зла в теологии катаров см. фундаментальный труд Рене Нелли Философия катаризма…oр.cit.

Tags: Анн Бренон книги, Анн Бренон. Катарские женщины, Катары катаризм
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments