credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Аудиенция и расстрел

Оригинал взят у jacopone_da в Аудиенция и расстрел

- Понимаете, мне необходима аудиенция у Святого Отца...

- Это вы должны понять, что надо подождать своей очереди, как все ждут.

Еще одна дверь в Ватикане закрывается у него перед носом.

Из Сан-Сальвадора заблаговременно, чтобы преодолеть все бюрократические препоны, монсеньор Ромеро просил личной аудиенции у Иоанна Павла II. И спокойно поехал в Рим, думая, что все улажено. И вот оказывается, что все предосторожности были тщетными, а надежда развеялась, как дым. В курии ему говорят, что ничего не слышали о его просьбе. И он выпрашивает эту аудиенцию в разных кабинетах.

- Не может быть, - говорит он чиновнику, - я же писал давно, где-то здесь должно быть мое прошение...

- Итальянская почта – это катастрофа!

- Но я отправил письмо с оказией...

Еще одна закрытая дверь. И на следующий день тоже. В курии не хотят его встречи с папой. Время в Риме, где его приютили монахини, праздновавшие беатификацию основателя своего ордена, кончается. Но он не может вернуться в Сан-Сальвадор, не увидев папу, не рассказав ему обо всем, что там происходит. «Буду выпрашивать эту аудиенцию», - ободряет себя монсеньор Ромеро.

Воскресенье. После мессы Папа спускается в огромный зал, где состоится традиционная общая аудиенция. Монсеньор Ромеро встал на рассвете, чтобы оказаться в первых рядах. И когда Папа проходит с приветствием, он хватает его руку и не отпускает.

- Святой Отец, - просит он с отвагой нищего, - я архиепископ Сан-Сальвадора и умоляю вас об аудиенции.

Папа соглашается. Наконец-то получилось; назначили на следующий день. Это первая встреча архиепископа Сан-Сальвадора с папой Каролем Войтылой, избранным на этот пост всего полгода назад. Ромеро приготовил для него тщательно подобранную информацию о том, что происходит в Сальвадоре, чтобы папа наконец понял. Происходит многое, и бумаг целая коробка. Эту коробку и отдает папе монсеньор Ромеро в самом начале встречи.

- Святой Отец, здесь вы можете прочесть, как вся кампания лжи и клеветы на Церковь и ее служителей организована в самом дворце президента.

Папа не читает бумаг. Не трогает папок. Ничего не спрашивает. Только жалуется.

- Я уже говорил вам, чтобы вы не привозили столько бумаг! У нас тут нет времени все это читать.

Монсеньор Ромеро вздрагивает, но пытается смягчить удар. Наверно, его не так поняли. В отдельном конверте у него с собой фотография Октавио Ортиса, священника, убитого гвардейцами несколько месяцев назад вместе с еще четырьмя юношами. На фотографии – лицо мертвого Октавио. Оно раздавлено гусеницами, залито кровью, индейские черты едва угадываются. Шея разрублена ударом мачете.

- Я очень хорошо знал Октавио, Святой Отец, он был прекрасным священником. Я сам его рукополагал и знал все, что он делал. В тот день он читал Евангелие с соседскими мальчишками...

Он рассказывает все подробно. Что знает он, архиепископ, и что говорит правительство.

- Смотрите, как изуродовано лицо, Святой Отец.

Папа внимательно смотрит на фотографию и ничего не спрашивает. Смотрит на слезы в глазах архиепископа и машет рукой, не желая «драматизировать» пролитую кровь.

- Так жестоко убили его и говорят, что он был мятежником... – вспоминает архиепископ.

- А разве это не так? – холодно отвечает папа.

Монсеньор Ромеро прячет фотографию, а с ней и надежду на сострадание. У него дрожит рука: наверно, его не так поняли. Аудиенция продолжается. Они сидят лицом к лицу, и папа разными словами повторяет одно и то же.

- Вы, господин архиепископ, должны постараться достичь понимания с правительством вашей страны.

Монсеньор Ромеро слушает и вспоминает, как правительство его страны поступает с народом его страны. Голос папы возвращает его к действительности.

- Согласие между вами и сальвадорским правительством – вот подлинно христианское поведение в это кризисное время.

Монсеньор выслушивает все те же рассуждения, которыми уже сыт по горло.

- Если вы преодолеете свои разногласия с правительством, это будет христианский подвиг во имя мира.

Папа так настаивает, что архиепископ решает попросить наконец, чтобы выслушали и его. Он говорит робко, но убежденно:

- Святой Отец, Христос в Евангелии сказал нам, что принес не мир, но меч.

Папа смотрит Ромеро прямо в глаза:

-Не преувеличивайте, господин архиепископ!

На этом кончаются и аргументы, и аудиенция.

Все это монсеньор Ромеро рассказывал мне со слезами на глазах 11 мая 1979 года, когда спешно возвращался на родину, а его подгоняли вести о расстреле в кафедральном соборе Сан-Сальвадора.

(Мария Лопес Вихиль)

Сальвадор, 8 мая 1979 года: 23 человека погибло и 70 ранено в результате расстрела из пулеметов органами безопасности людей на лестнице Кафедрального собора Сан-Сальвадора. Жертвы, молодежь из Народно-революционного блока, находились в захваченном ими храме, когда их без предупреждения атаковали. Изрешеченные пулями тела у входа в оскверненное кровью святилище запечатлели на пленке корреспонденты зарубежных телекомпаний, а через несколько часов их увидел весь мир, получив представление об остром политическом кризисе в стране.

Отсюда

Tags: Их нравы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Анн Бренон. Катарский словарик. Буква Д

    Д Дама – В окситанской лирике XII-XIII веков этим словом называли благородную женщину , которая одновременно была вдохновительницей…

  • Анн Бренон. Катарский словарик. Буква Г

    Г Гаратисты – Итальянские доминиканцы обозначали этим словом (« garatenses по латыни) в XIII веке членов катарской…

  • О посте у катаров

    О посте у катаров. В эти дни католики и православные переживают первую неделю Великого Поста. Для катарского клира - Добрых Людей – пост…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments