credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Categories:

Анн Бренон. Катарские женщины. Ч.2.Средневековые женщины. 6. Бог, плоть и порядок

6

БОГ, ПЛОТЬ И ПОРЯДОК

Теперь настало время немного больше поговорить о главной теме. Зачем писать книгу, специально посвященную катарским женщинам? Во имя чего ограничиваться женщинами, специфической категорией приверженцев этой религии, которая, как известно, имела в Лангедоке между XII и XIII веками привилегированную территорию укоренения? Разве по сути не все катарское общество задавалось неудобными вопросами и не соответствовало шаблонам? Ведь это было вполне обычное западноевропейское средневековое общество, расположенное между Нарбонной и Тулузой. Однако оно постепенно стало позволять себе завести иные порядки, создать такой мир, где можно было верить, что есть лучшие христиане, чем Папа Римский, смеяться над статуями святых в часовнях, как над идолами из дерева и камня, или бросать язвительные замечания относительно реального присутствия Христа, Его тела и крови, во время евхаристии…

Позднее предисловие

Нужно сказать, что тема не нова. Среди историков и писателей существует целая традиция, которая доказывает, что катаризм предоставлял важную роль и значительное место в своих рядах женщинам[1]. Противоположная же традиция, сражаясь с куртуазным подходом первой на многочисленных университетских турнирах, утверждает, что наоборот, катаризм не более, чем всякое средневековое христианство, не предоставлял женщинам ни реальной свободы в обществе, ни особого места в спиритуальности[2].

                И в самом деле, катаризм не знает ни жриц, ни амазонок, ни даже диаконисс. Но правда и то, мотивом выбора той или иной семьи из сельской олигархии в пользу Римского или катарского христианства часто было личное вовлечение женщины, бабушки, «матриархини» [3], формирующей также и религиозную ориентацию своих детей и внуков, и воспитывая их в своей вере.

                Que ten la lenga ten la clau… - писал Мистраль в своем манифесте («К каталонцам»). Можно перефразировать его так: кто владеет женщиной, тот владеет ключом. Ключом к сердцам, к увлечениям, к глубинному и интимному выбору. И если общество куда-либо двигается, то это как минимум потому, что женщины с этим согласны. Катаризм был выбором, который в итоге означал войну, разорение линьяжей, лишение имущества, тюрьму, смерть. Но, несмотря на это, его все равно очень часто предпочитали. Для такого выбора и такого постоянства необходимо ежедневная отвага, - отвага, ставшая обычным уделом и способом самовыражения женщин в тяжкие времена. Отвага, часто остававшаяся незамеченной, скрытой за выпячиваемыми рыцарскими добродетелями и мужским героизмом.

                Общество не может сопротивляться, если женщины решили что-либо сделать…

                Споры по поводу цифр, процентного участия женщин в разных формах в приключениях лангедокского катаризма – это тщетные споры о несуществующей проблеме. Если мы хотим разобраться, то данный вопрос следует рассматривать не столько в количественном отношении, сколько в качественном. Ибо таково реальное состояние документальных средневековых источников, по которым рискованно проводить какой-либо количественный анализ. Потому мы не будем ни опровергать того, что женщины играли существенную роль в распространении и защите катаризма, ни того, что эта роль чрезвычайно преувеличена неосторожными авторами. Лично я не хочу опровергать ничего, потому что и опровергать-то нечего; я просто пытаюсь открыть окно.

                Таким образом, мы вместе ограничимся – хотя это не так уж и легко – описанием повседневной жизни, - вернее, того, что мы можем о ней знать, - женщин, принявших катаризм. Каждая сделала это на свой индивидуальный манер. Одни, как Арнода де Ламот, приняли его согласно с хорошими обычаями своей среды; другие – потому, что их здравый народный смысл совпадал с предложениями Добрых Людей; кто-то отворял свои овины подпольным беглецам и давал им кусок хлеба; или посвящали всю свою жизнь узким вратам, моральному совершенствованию и Богу; а многие доходили и до окончательного доказательства правды своего религиозного выбора – до костра.

                Если рассказывать обо всех этих катарских женщинах, словно рисуя их на особой бумаге, где филигранью служат женские и человеческие условия их жизни в далеких Средних веках, то без сомнения, это позволит нам лучше узнать глубинные внутренние движения души общества, принявшего катаризм. В то же время это позволит нам лучше понять то, насколько фундаментальный подход к христианству Добрых Людей нес в себе ответы, которые лучше всего убеждали женщин…

                Если можно было бы походя заметить, что у Добрых Христиан были особые ответы на особые проблемы, которые могли или все еще могут поставить женщины, то было бы гораздо лучше. Но я не могу забегать вперед, и когда я сейчас пишу эту книгу, среди груды документов, которые я собрала, несмотря на то, что я давно знакома как с самими катарскими текстами, так и с реестрами Инквизиции, пытавшейся выявить тайные увлечения, признаюсь, что не знаю этого достаточно хорошо. Ведь так же, как и вы, я могу дать ответы только на те вопросы, которые наш век задает нам.

                Я просто начинаю лучше понимать некоторых из этих женщин, я знаю фамилии их мужей, имена их детей, очертания и цвет неба их родной деревни, и я могу попытаться представить их вам, как я сама себе их представляю. Но я никогда не могу быть полностью уверенной в том, что я на самом деле понимаю их глубинные мотивации, и с точки зрения моего ХХ века точно описать, как они могли жить, что было для них благоприятным, а что нет, что существенным, а что – второстепенным.

                Разумеется, это и есть проклятие человека, отправляющегося в путешествие в Историю. Этот внутренний тормоз, который постоянно напоминает вам, что надо быть сдержанным, что вы все время рискуете соскользнуть в неконтролируемую фантазию, в абсурдную уверенность, что только вы обладаете (и увы, с большой буквы) Истиной, впасть в ослепление…

                Но все же, это не запрещает нам пытаться, со всей осторожностью и скромностью, отправиться в это путешествие. И решиться дернуть раму, чтобы открыть окно и пролить свет на средневековое христианское общество.




[1] Начиная с G.Koch, Frauenfrage und Ketzertum/ La Question feminine et l’heresie (Berlin,1962)..

[2] Начиная с R/Abel et H/Harrison, The Participation of women in Languedocian Catharism, op.cit. (Toronto, Mediaeval Studies, 1979).

[3] Автором этого весьма удачного выражения является Мишель Рокбер..

Tags: Анн Бренон книги, Анн Бренон. Катарские женщины, Катары катаризм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments