credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Category:

Анн Бренон. Катарские женщины. Ч.2.Средневековые женщины. 5.Пустыня Арноды. Продолжение

Под конец 1231 года пришел диакон Бернард Бонафу и его товарищ. Уже много раз оба Добрых Человека навещали Совершенных Женщин в доме Сакетов, чтобы исповедовать их и рассказать о новостях Церкви. На этот раз новости были совсем неутешительными. Мир короля и Церкви сделал Тулузу добычей доминиканских магистров университета, которые проповедовали насилие против Церкви Божьей. Они не останавливались перед тем, чтобы осквернять могилы и бросать в костер трупы Добрых Христиан. В Безье состоялся новый Римский Собор, который организовал и ужесточил репрессии. Опасность была очень серьезной, и Церковь настаивала на том, что следует готовиться к еще более тяжелым дням в этом злобном мире, как было со свидетелями Христовыми во дни апостолов. Диакон и его товарищ тоже жили целый год в убежище дома Понса Сакета.

Иногда они выходили, чтобы пройтись по низине, проповедуя, принести утешение, встретиться с епископом Гвибертом де Кастром. По возвращении они опять приносили новости. Бернат де Ламот, стареющий родственник Пейронны и Арноды, Старший Сын Церкви Тулузен, тоже после непродолжительной болезни отдал Богу душу. Епископ Гвиберт реорганизовал свою Церковь в укрепленной деревне Монсегюр, принадлежащей доброму верующему Раймонду де Перейлю, где уже более тридцати лет стояли дома Добрых Дам. И если Богу так будет угодно, то в Монсегюре, в безопасности гор, на границах земель графа де Фуа и графа Тулузского, Церковь Добрых Христиан Тулузен, Разес и Аженэ сможет хранить себя, пока не утихнут преследования. Каждый раз, когда диакон и его товарищ выходили, рыцари Арнот и Жирод Сакеты или Гийом де Дейм сопровождали Людей Божьих для их защиты. Говорили, что сейчас необходимо удвоить бдительность, а возможно, уйти в еще более безопасные убежища.

Под конец 1232 года Бернард Бонафу и его товарищ окончательно ушли. Они присоединились к иерархии Церкви Тулузен, которая собралась в Монсегюре вокруг епископа и его нового Старшего Сына Жана Камбиаира. Добрый Человек Понс де Сагарнак и его товарищ получили тогда задание отвести Пейронну и Арноду в новое убежище в сельские владения их тулузских друзей Руэ, на хутор, где выращивали прекрасных быков, и где женщины могли еще оставаться какое-то время. Там собралась вся семья Руэ, начиная от Жоаны, второй жены Аламана де Руэ, их дочерей Осторги и Бланш, их служанок и горничных – Дульсии, Жоаны, Маркезии, а также их подруги Диас де Дэйм, супруги рыцаря Гийома. Что до мужчин – самого Аламана де Руэ, его двоих сыновей Бэка и Аламана, его товарища Гийома де Дэйма, то они постоянно курсировали между Тулузой и Лантарес, Лантарес и Лаурагэ. Они приходили регулярно, останавливались, приносили новости и тоже шли просить благословления обеих Совершенных Женщин, вокруг которых собирались все их домашние. Понс и Женсер Сакеты тоже приходили увидеться с ними, приводя с собой юную Жентиль. Там бывал и Раймон Эстев со своей женой, дамой Матьюдис. Но ситуация сделалась совсем серьезной. Раймон де Ламот, самый младший брат Пейронны и Арноды, сделал такую же попытку уговорить сестер вернуться в мир, как, очевидно, его старший брат Бернард полтора года назад.

И вновь обе Совершенные отказались послушать своего брата, а тот простерся перед ними, чтобы попросить их благословения и благословения Божьего. Потом он ушел. Смогли ли Пейронна и Арнода еще раз увидеться с кем-нибудь из своей семьи? Они были сестрами, но сестрами больше в Церкви, чем по крови. Они знали, что случайность телесных связей – всего лишь причуда дьявола, и единственной реальностью является духовная связь. Но отныне, чтобы хранить свою веру, спасти свою жизнь и проповедовать Евангелие, нужно было бежать.

Защита крупных семейств бывшей тулузской партии времен войны графа была теперь иллюзорной, потому что эти семейства сами стали легкой добычей доносчиков и организаторов репрессий. Весной 1233 года папа Григорий IX уполномочил Братьев-проповедников преследовать еретиков: отныне тулузские доминиканцы имели карт-бланш – недавно созданная Инквизиция стала действовать их руками. Сам Раймон VII в это время оказал внушительную поддержку монахам-инквизиторам, выпустив репрессивный Эдикт, узаконивающий действия религиозной полиции по всем землям Тулузского графства. Нужно было переходить в абсолютное подполье. Потому погонщик быков из Лантарес Гийом Гарнье и его кузен Бернард Сюдр однажды ночью пришли за Пейронной и Арнодой де Ламот, чтобы отвести их в безопасное место.

Сначала они отвели их в лес, в пастушеский летник, где те оставались более двух недель. Каждый день двое мужчин приносили им поесть, а затем простирались перед ними, прося их благословения Божьего. Раз или два Аламан де Роэ посылал своего человека, чтобы узнать о них, но потом перестал. Однажды пришла женщина из Ла Гарда, что под Ланта, которую ввел в курс дела Гийом Гарнье, и которая была весьма благочестива. Ее звали Арнодой, и чуть позже она тоже стала Доброй Христианкой и даже умерла на костре. Это было в 1234 году. Пейронне было уже более сорока лет. Ее стала охватывать ужасная усталость.

Гийом Гарнье, очень преданный верующий, знавший старых друзей Пейронны и Арноды и множество раз зарабатывавший для них на пропитание в качестве погонщика быков, приносил новости двум беженкам и убеждал их не терять надежды. Он говорил им о том, что дама Маркезия, вдова Раймона Унода де Ланта, называемого Барбавайрой, сама сделалась Доброй Христианкой и отправилась в убежище в Монсегюр – впрочем, принадлежащий ее зятю Раймону де Перейлю, супругу ее дочери Корбы. Нужно просто еще подождать. Арнода улыбалась, но ничего не отвечала. Пейронна проводила свои дни, сидя за молитвой.

Внезапно за ними приехал Аламан де Руэ. Он в них нуждался. На принадлежащем ему большом хуторе возле Ланта умирала дама Эксклармонда д'Эн Ассалит, которая просила присутствия Друзей Божьих. Несмотря на грозящую опасность, тулузский рыцарь не мог отказать в последней просьбе вдове старого друга. Пейронна, еще более уставшая, чем обычно, и Арнода, молчаливая и чрезмерно осунувшаяся, провели несколько недель, заботясь о больной, которая успокаивалась в их присутствии. Они шепотом рассказывали ей о милосердии Божьем и о том, что Бог преуготовил в Своем Царствии сияющие троны для всех душ, Своих детей.

Когда настало время, Аламан де Руэ привел к ложу умирающей диакона Бернарда Бонафу и Доброго Человека Понса де Сагарнака, чтобы они уделили ей утешение для умирающих, в присутствии обеих Совершенных женщин, утомленных бдениями. Дама Эксклармонда дала для Церкви кусок льняного полотна для одежды, покрывало, плащ, которые унесли в Монсегюр. Потом она дала Пейронне и Арноде новую тунику, пояс, кошель, мараведи и два денье стерлингов, которые у нее оставались, а также еще двадцать тулузских денье, поскольку смерть была близка, и деньги ей были уже не нужны. Свои последние дни она прожила как Добрая Христианка в обществе двух Совершенных женщин, говоривших ей о надежде, произносящих с ней Pater в ритуальные часы и деливших с ней благословленный хлеб и свежую воду поста, которые Правила налагают на свежеиспеченных Христиан[1]. Вот так дама Эксклармонда д’Эн Ассалит достигла счастливого конца.

- Отче Святый, прими Твою служанку в праведности Твоей и сошли на нее благодать и Духа Святого[2]

Даму Эксклармонду похоронили, а Гийом Гарнье и Бернард Сюдр позаботились о двух Совершенных женщинах, и вновь отвели их в лес, принадлежавший доброму верующему по имени Пьер Беллок. Там в песчанике был вырублен маленький подземный домик с двумя или тремя комнатами и прихожей, где можно было даже стоять, выпрямившись. Вход был замаскирован кустами. Туда обе сестры должны были входить согнувшись, и они оставались там целый месяц, а провизией в укрытии их снабжали оба защитника, под благосклонным взглядом семьи Беллок. Но в этом подземном приюте, освещенном небольшой восковой свечой, однажды вечером умерла Пейронна. А Арнода де Ламот все смотрела на замкнутое лицо той, к которой она испытывала привязанность и нежность, и которая порвала с этим миром.

Пейронну надо было похоронить. Этим занялись Гийом Гарнье и Бернард Сюдр вместе с Пьером, одним из братьев Бернарда, который впоследствии тоже сделался Добрым Христианином, и еще с двумя Добрыми Мужчинами, явившимися сюда в связи с этими обстоятельствами – Понсом де Ремегом и его товарищем. Там была и Арнода, исхудавшая и держащаяся очень прямо. Для погребения тела не нужна была специально освященная земля. Душа, познавшая Добро, всегда знала, как уйти к Богу. Ее похоронили прямо в лесу, у подножия кипы орешника. После чего Арнода ритуально приветствовала обоих Добрых Людей, которые перед тем, как отправиться своим путем, попросили Гийома Гарнье как можно скорее найти ей новую подругу, согласно Правилам Добрых Христиан.

Арнода недолго оставалась одна в маленьком подземном домике в лесу Беллоков при свете восковой свечи. Буквально через несколько дней после похорон Пейронны Гийом Гарнье пришел вместе с Жорданой, молодой девушкой родом с хутора Ногьюй, из богатой крестьянской семьи добрых верующих. Она должна была стать теперь, если Бог так захочет, ее ритуальной компаньонкой.

Арнода взяла в руки книгу Евангелий и положила между собой и Жорданой. Затем она спросила девушку, хочет ли та отдаться Богу и Его Церкви, чувствует ли та себя способной сердцем и делами непреклонно придерживаться заповедей Иисуса Христа. Жордана ответила, что да, хочет, и Арнода сразу же, в одиночестве их укрытия, передала ей Молитву Господню, а потом уделила таинство consolament, в котором призывается Дух через возложение рук Добрых Мужчин и Добрых Дам, и благодаря которому становятся Добрыми Христианами. Жордана еще какое-то время стояла, склонив голову, а Арнода передала ей поцелуй мира Церкви Божьей.

Обе Совершенные женщины немедленно покинули лес Беллоков, чтобы податься в Ногюйе, где Ферран, брат Жорданы, принимал их обеих два месяца в своем доме[3].

Арнода немедленно взялась за обучение Жорданы, которая, будучи преданной верующей, привычной к проповедям Добрых Людей, стала образцовой катехуменаткой[4]. И Жордана стала приучаться к обрядам, благословляя вместе с Арнодой хлеб в доме, а все ее родственники при этом склоняли головы. Ферран дю Ногюйе со своей супругой Виланой, слугой Гийомом, кузенами Понсом и Арнодом дю Ногюйе, а также их женами Пейронной и Дульсией, каждый день их ритуально приветствовали.

Это была короткая передышка. Тем не менее, семья Жорданы и дальше продолжала бдеть над судьбой обеих женщин, посылать им провизию и, в случае приближения опасности, провожать в более надежные места. Пешком, по ночам, следуя за проводниками, они обошли практически всё Лантарес. Они снова жили в лесу – вначале опять в лесу Беллоков, а потом в лесу Бланк, а еще в лесу Салабоск, где Гийом Гарнье, Бернард Сюдр и Ферран дю Ногюйе строили для них хижины – на несколько дней, несколько недель. Когда напряжение ослабевало, они вновь возвращались в дома друзей – в дом самого Бернарда Сюдра в Ланта, или в дом благородной дамы Ассот, вдовы Раймона Унода де Ланта, кузена Барбавайра. Им даже удалось несколько дней счастливо прожить в почти родном им доме Понса Сакета на границах Жироды.






[1] Эта ритуальная практика, плохо понимаемая через пятьдесят лет, стала основой легенды о катарской endura («ритуальном самоубийстве» путем голодовки до смерти), о чем мы будем говорить в главе 23 «Одержимость смертью».

[2] Катарский Ритуал на окситан. Перевод Рене Нелли Rene NELLI, Ecritures cathares, op.cit., p. 225.

[3] Во втором показании Арноды записано имя Терран или Террен. Но здесь я предпочитаю употреблять имя Ферран.

[4] Арнода ничего не говорит о том, как она обучала свою подругу. Просто прежде всего удивляет то, что она смогла уделить ей посвящение без предварительно требуемого послушничества – длящегося в целом около года – и потому стоит предположить, что, с одной стороны, Жордана уже была ознакомлена с проповедями Добрых Людей, а с другой, Арнода должна была как можно скорее закончить ее религиозное обучение. Это посвящение по ускоренной процедуре, осуществленное над Жорданой, конечно же, объясняется и чрезвычайностью ситуации: Арнода не могла следовать Правилам, не имея хотя бы одной socia.

Tags: Анн Бренон книги, Анн Бренон. Катарские женщины, Катары катаризм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments