credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Category:

Анн Бренон. Катарские женщины. Ч.1.3. Возвращение Церкви. Окончание

Наконец настал день, когда Бернард де Ламот послал в Линарс Доброго Человека Раймона дю Ма и его товарища, чтобы они привели Осторгу и ее двух дочерей в Лавор, где он сам их и ожидал. Именно там, в доме доброго верующего Пьера Мелля, перед небольшим собранием монахов, он совершил вместе со своим товарищем обряд их тройного посвящения.

Теперь Осторга, Пейронна и Арнода вместе составляли небольшую общину из трех облеченных Христианок, соблюдая принесенные ими обеты. Они были первыми Совершенными Женщинами, которые вновь публично поселились в землях Воре после ужасного костра в мае 1211 года, и оставались в Лаворе целый год, превратив дом Пьера Мелля в небольшую общину Церкви. Они ели тот же хлеб, что и Пьер, его жена Флоренс и шурин Гийом; но они благословляли этот хлеб в начале каждой трапезы и каждого собрания в память святой Вечери Иисуса Христа, преломляли и раздавали его всем гостям, чтобы напомнить о святом Слове. Что до остального, то они воздерживались есть ту пищу, что их хозяева, ограничиваясь только теми продуктами, которые позволяли Правила. Они ведь обещали больше не есть никаких продуктов животного происхождения: ни мяса, ни яиц, ни молочных продуктов, за исключением рыбы. Они даже избегали употреблять ту же кухонную утварь, что и семья Мелль, потому что на ней могли остаться какие-либо следы животного жира.

В красивом доме Пьера Мелля, богатого лаворского горожанина, у них была собственная комната, где они спали, проводили вечера за прялкой, повторяли Pater и Adoremus в ритуальные часы. Но когда родственники или друзья хозяев приходили навестить их, они несли им благословение Божье и призывали их к Добру в большой зале дома. И все трижды глубоко склонялись перед ними, приветствуя в их лице Церковь Божью. Увидеться с ними и послушать их приходили также, кроме младших детей Пьера и Флоренс Меллей по имени Жордана, Гийом и Пьер, их старшая дочь, Гильельма, с мужем и младшим сыном (оба звались Гийомами). Приходили также именитые люди города: Понс де Телат, Понс де Мессаль и богатый купец Пьер Амиель. И особенно любили навещать их дамы: Альфания, местная дама, Жиланда, жена Раймона де Кастлара, со своей золовкой Гильельмой, и еще другая Гильельма, жена Пьера Деода, и Мария, сына которой звали Пьером, и две Эрменгарды, мать и сестра Доброго Человека Гийома де Сути, и еще другие…

Молодые и свежие, с покрытыми вуалью волосами, Пейронни и Арнода принимали надлежащие им восхищение от всех этих женщин, как проявление благочестивого служения. Они были Добрыми Христианками, представляли здесь Церковь мученников, указывали путь к Спасению, дорогу достойного завершения жизни. Все знали, что они отказались от злобного мира, уже чувствуют себя словно в Царствии Божьем и что они имеют власть спасать души.

- Добрые Христианки, просим благословления Божьего и вашего…

Они серьезно благословляли верующих, а их мать, Добрая Дама Осторга, улыбалась, не скрывая чувств, глядя на все эти давно знакомые лица, старых друзей, дальних родственников, которые видели в них трех Церковь Божью.

На следующий год, скорее всего, в 1224 году, в год полного поражения Амори де Монфора, они покинули свое полу-убежище в городе Лавор, и, проведя два дня в доме Бернарда и Раймонды де Конше, отправились дальше, чтобы погостить в течение нескольких недель в домах земли Ворэ. И всегда в дороге их сопровождали все те же верные – Пьер Мелль, Понс де Телат, Раймонд Кальвет, которые также заботились об их припасах. Месяц они провели у самого Раймонда Кальвета, а диакон Жирод де Гурдон и его товарищ приходили для apparelhament, а также приносили хорошие новости о Церкви. Почти повсюду восстанавливались общины Совершенных женщин, и, если бы они пожелали, то могли б уже без промедленья вести размеренную жизнь в монашеском доме.

Еще неделю они жили в доме Жана и Эрменгарды в Кларет, куда приходила Марода со своим первенцем, маленьким Тозетом, и устроила им праздник. Потом один из сыновей Пьера Мелля, юный Гийом, пришел, чтобы отвести их в Лантарес, к Гийому де Костлару, жившему по соседству с домом, где их кузен и дядя Бернард де Ламот управлял домом вместе со своими товарищами. Добрые Мужчины и Добрые Дамы обменялись поцелуем мира Божьего посредством Книги и совершения ритуальных приветствий. Бернард сам исповедовал новоприбывших, которых принял с радостью. Потом они обменялись новостями, и Бернард де Ламот тоже решительно подтвердил, что настал час для мира и восстановления домов Церкви. Если Бог так захочет, в землях Лантарес найдутся деревни и семьи добрых верующих, благоприятные для этого и желающие слышать голос Евангелия. Будучи Старшим Сыном епископа Тулузен, он послал с этой целью диакона, Бернарда Бонафу, посетить бургады и сельскую местность. Он точно знал, где именно Церковь может вновь укорениться. Итак, Осторга, Пейронна и Арнода де Ламот могли публично открыть дом Христианок в Тарабель.

Через несколько дней они все трое, вместе с Добрым Человеком Понсом де Сагорнаком и его товарищем, отправились во владения Арнода де Бунаг, под стенами Тарабель. Там они основали нечто вроде ядра для дома Совершенных, в пристройке собственного дома семьи де Бунаг, и потихоньку другие Добрые Дамы и Добрые Христиане приходили и присоединялись к ним. Сам Бернард де Ламот пожелал построить там на деньги Церкви специальный дом для Совершенных Женщин. Так, тихо и мирно обряд Церкви вошел в свой безмятежный ритм, а проповедь Евангелий стали регулярными, и их отзвук слышался на дорогах в бурги. Осторга и ее подруги молились, работали, принимали путников, заботились о нуждах и оказывали активную поддержку служению пастырей, и держали дом открытым для всех, кто просил хлеба или слова. Их маленькая община находилась в постоянной связи с Церковью через посредство диакона Лантарес, который регулярно навещал и исповедовал их и говорил, куда им следует идти и говорить слово.

- Если бы царство дольнего мира, о негодном князе которого мы знаем, было бы Царством Христа и Бога, … никогда бы оно не было столь преходящим…Мы верим, что этот мир есть тем, о чем Христос сказал в Евангелии от Иоанна: Царствие Мое не от мира сего [1].

Семья де Бунаг, отдавшая свои дома Церкви, была наиболее усердной в слушании проповедей, и к Добрым Дамам часто ходил мессер Арнод со своей женой Гильельмой и ее сестрой Понсией. Так же регулярно являлся туда и весь клан Эстев, совладельцы Тарабель: трое братьев, Арнод, Гайлард и Раймонд Эстев, их кузены и одновременно тезки, их дядя Гайлард и старая мать дома Лонга, которую всегда сопровождала барышня Гарсен. Бывали там и весьма благородные рыцари – Гийом де Дейм или Раймон Унод де Ланта; и простые ремесленники, как братья Гарен, приходившие с матерью, или Раймон Жан, брадобрей Тарабель. Лонга Эстев каждый раз подолгу беседовала со своей подругой, Доброй Дамой Осторгой, неустанно уверяя ее в своей надежде тоже вскоре отдаться Богу и Евангелию и поселиться в доме де Бунаг.

Это было в 1225 году. Церковь Тулузен, возглавляемая епископом Гвибертом де Кастром и его Старшим Сыном Бернатом де Дамотом, была повсеместно представлена диаконами и, как и Церкви Каркассес и Альбижуа, обновила связи, разорванные крестовым походом, и вернула рвение и поддержку семей добрых верующих. И она стала вновь множиться среди добрых верующих, хотя сами они постарели и огрубули за пятнадцать лет войны: как в Тарабель, повсюду открывались новые дома Церкви. Но эта передышка продолжалась всего лишь год.




[1] Анонимный Трактат катаров, происходящий из Лангедока и цитируемый в начале XIII века. Перевод Rene NELLI, Ecritures cathares ( Paris, Planete, 1968), p.186-187.

Tags: Анн Бренон книги, Анн Бренон. Катарские женщины, Катарские женщины
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments