credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Category:

Анн Бренон. Катарские женщины. Ч.1.1. Пейронна и Арнода во время крестового похода. Окончание

Однажды Понсия и ее ритуальная компаньонка отвели их по улицам Вельмюра в дом Совершенных мужчин, где их лично торжественно принял Раймонд Мерик. Пейронна и Арнода знали, что теперь они готовы к крещению, возложению рук Добрых Людей, и что теперь они станут Добрыми Христианками. Это крещение, которое они примут, будет тем самым, что спасает души, и которое Сам Иисус Христос передал Своим апостолам, чтобы избавить от зла народ Божий, народ Отца Святого. Это крещение является апогеем всей человеческой жизни, и девочки, посвященные в монашескую жизнь своей матерью-вдовой, были убеждены, что дорога, открывающаяся перед ними, - это путь благодати.

В зале дома Совершенных мужчин в Вельмюре Добрые Мужчины и Добрые Дамы собрались, чтобы участвовать в посвящении обеих девочек. Немного в стороне от остальных диакон Раймон Мерик и его товарищ стояли неподвижно возле столика, покрытого белой салфеткой. На ней лежала книга Евангелий. Понсия взяла Пейронну и Арноду за руки и подвела к ним. На ритуальные вопросы обоих Совершенных мужчин девочки отвечали, что они действительно желают отдаться Богу и Евангелию, обещали, что они не будут больше есть никаких продуктов животного происхождения – мяса, яиц и молока, дали обет целомудрия и правды, обязались никогда не клясться и не отрекаться от Церкви Добрых Христиан из страха воды, огня или какого-либо другого вида смерти, которая будет им угрожать. Отныне они должны были жить в общине, произносить молитвы и следовать Правилам.

Тогда Добрые Люди возложили руки над их головами, открыв Книгу, и трижды ясным голосом сказали вместе с ними молитву «Отче Наш», которой каждый Христианин приветствует Отца Святого, славит Его имя, призывает Его Царствие, покоряется Его воле, просит у Него ширить хлеб Его Слова и, особенно, освободить от зла.

Пейронна и Арнода, совсем юные и худенькие, стали теперь Добрыми Христианками. Диакон и его товарищ ритуально приветствовали их и передали им, через посредничество Книги, поцелуй мира Церкви. От Совершенного к Совершенному, от Совершенной к Совершенной, мир Божий был передан всем присутствующим.

Вернувшись в дом Совершенных Женщин, обе девочки теперь полностью разделили жизнь своих подруг. Однако они выходили из дома не так часто, как Добрые Дамы более зрелого возраста, составляющие ядро общины. Последние часто отправлялись к ложу больного или чьей-нибудь жене, доброй верующей, или какому-нибудь местному рыцарю. Девочки Пейронна и Арнода были самыми младшими в общине, и потому оставляли свою прялку только для того, чтобы совершить ритуальные жесты или послушать проповедь Евангелия. Прошло уже больше года, как они стали Добрыми Христианками, ели, молились, благословляли хлеб согласно Правилам, подчинялись обряду apparelhament, коллективного покаяния перед диаконом, и совершали melhorament, тройное Приветствие перед всяким крещеным Христианином. Именно тогда крестоносцы вторглись в страну.

Очень быстро – особенно после массовых убийств в Безье в 1209 году – стало ясно, что речь идет о тотальной войне, и что именно Церковь Добрых Христиан стала настоящей мишенью католических армий. В Минерве, в 1210 году, как и в предыдущем году в Кассаней, в Керси, солдаты вытащили из домов Церкви всех Совершенных, мужчин и женщин, и всех их сожгли живьем на огромных кострах. Церковь должна была исчезнуть, как духовно, так и физически. Теперь война угрожала Альбижуа, стояла у ворот Вильмюра.

Тогда Раймонд Мерик, диакон, принял решение, велев всем Добрым Христианам покинуть город из соображений безопасности. Совершенные, мужчины и женщины, отправились в дорогу, стараясь избегать долины Тарна, и вначале достигли укрепленного бурга Рокмор, находящегося в дне пути. В ту ночь Пейронна,     Арнода и их подруги спали в доме местных Совершенных женщин. Назавтра они снова шли целый день до замка Жируссен, возвышавшегося над долиной Агут, и вновь провели ночь в доме Совершенных женщин. Жена одного из совладельцев, Феррана де Жируссен, поспешила навестить новоприбывших и попросить их благословения.

С высоты стен Жируссен можно было видеть вдали равнину Лавора, а затем следовало вновь спуститься с высоких земель. Дорога третьего дня привела Добрых Дам-беженок, шедших, примеряясь к походке самых старших из них, к низине Агут, а в самом Лаворе они жили в доме, которым руководила Совершенная Азалаис. Они оставались там целый год, до момента, когда приближение крестоносцев вновь заставило их бежать.

Взятие Лавора в мае 1211 года было ужасным. Даму Жиральду бросили в колодец и закидали камнями, а Аймери де Монреаль и сто шестьдесят рыцарей были повешены или им перерезали горло. И сразу же зажглись костры: четыре сотни Совершенных было сожжено в Лаворе, а шестьдесят – в Кассес. Тем временем Пейронна и Арнода жили в убежище у Добрых Дам города Рабастен, в долине Тарна, в двух днях пути к северу.

В Рабастене они оставались еще около года, в относительной безопасности, в доме Совершенной Орбрии Гитард, где продолжали следовать обрядам Церкви. Диакон Жирот Абит регулярно прнходил для apparelhament[1] Добрых Христианок, а добрые верующие Рабастен приходили послушать его проповедь – как Бернард и Готье, братья дамы Орбрии, и ее племянники Пьер и Гюги, и ее сестры Ода и Мартина.

Сентябрь 1213 года. Катастрофа в битве при Мюре сделала весьма эфемерной защиту графа Тулузского, побежденного и принужденного к покорности. Крестоносцы дошли до Керси. В Монтобане дама Осторга де Ламот стала беспокоиться за обеих своих старших дочерей, подростков 12 и 14 лет, которые были обречены на жизнь в постоянном бегстве при приближении католических армий и являлись легкой добычей для костра. На следующий день после поражения при Мюре она послала за ними в Рабастен, и после их возвращения в Монтобан, договорилась об их примирении с католической Церковью с епископом Кагора.

Теперь с Пейронной и Арнодой все было в порядке. Они публично отказались от своих обетов Добрых Христианок, они клялись, лгали и ели мясо: и теперь они могли жить спокойно, не прячась. Они жили у себя в Монтобане со своей матерью, братьями и сестрами, для виду следуя католическим обрядам, но храня в сердце веру Добрых Христиан. Иногда вся семья, по крайней мере, ее женская часть – Осторга, Марода, Дульсия, Пейронна и Арнода – ходили к соседке, когда их родственник, Добрый Человек Бернард де Ламот, тайно являлся туда проповедовать Евангелие. Они встречали там своих друзей – Азалаис Андре с ее дочерью, или Арноду Мойссак; и все они просили у Доброго Человека благословения Божьего и Церкви. Они надеялись, а может, и верили в то, что дела обернутся в пользу друзей Добрых Христиан, старого Раймона Тулузского и его сына, молодого графа, лишенных владений. Что французы и солдаты, благословленные папой, покинут страну. Что Церковь Божья сможет вновь проповедовать среди бела дня.

Однако Марода и Дульсия думали о том, чтобы выйти замуж.




[1] Apparelhament или servici – вид ритуального коллективного покаяния общины Совершенных мужчин и женщин перед диаконом. Melhorament или melhorier – ритуальное приветствие.

Tags: Анн Бренон книги, Анн Бренон. Катарские женщины, Катары катаризм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments