credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Category:

Анн Бренон. Катарские женщины. Вступление

Начинаю выкладывать перевод одной из самых знаменитых книг Анн Бренон "Катарские женщины", впервые изданной в 1992 году издательством Perrin

Анн Бренон

Катарские женщины

Сюзанн Нелли, в некотором роде вдохновительнице этой книги, в знак дружбы.

А также Маргерит, и Жордане

Вступление

Лес символов

           Средневековый человек обитал в универсуме знаков. Его религиозность была конкретной, и благодаря ей он видел в этом мире центр творения, средоточие стабильности среди вихря светил и звезд, поле для божественного вмешательства[1].

Он ставил распятия – знак своего Бога – на границе поля, и на камне, возведенном древними язычниками на неплодородных пустошах. А также, чтобы дьявол не смел поставить там след своего раздвоенного копыта.

Он молился Богу, стоя на коленях, обратив глаза к освященному сеньором епископом алтарю, стоящему посредине хора маленькой каменной церкви, и указующему направление на восток и Святую Землю.

Если урожай был хорошим, то это значило, что Бог улыбался, и что процессии и моления на битых трактах были Ему угодны. И тогда вся деревня жила в мире, следуя своим обычаям и трудясь.

Болезнь тела была знаком испорченности души. Но посредничество святых, свечи, молитвы и святая вода обещали покаяние, возможно, благодать и прощение от Бога, исцеление.

Бог, издалека склоняющийся над Своим творением, передавал Своим созданиям послания, предупреждения, наказания. Его благоволение выражалось в чудесах, Его воля выявлялась в ордалиях, «судах Божьих».

Человек знал, что Бог рисует знаки на небе: кометы были необычными доказательствами тому – они знаменовали войну и голод. Настанет день, и эти знаки станут еще более трагическими, как возвещали святые пророки: и тогда наступит конец времен.

А пока человек шел, под градом Божьего гнева, в постоянной заботе о Спасении и в страхе вечного проклятия. В лесу символов образы и числа были для него знаками священного на этой земле, знаками, глядя на которые, он мог прокладывать себе путь. Направляясь к церкви своей деревни, снова и снова он воображал, как в поднятых руках священника хлеб Евхаристии становится телом Божьим, и что в святая святых присутствует его недремлющий Бог, одновременно утешающий и грозный. Средневековый человек – рыцарь, работник, вдова ремесленника, пастушка или каноник – жил в руках Божьих и под Его всевидящим взором.

За исключением христианина-катара.

А вот и он. Он улыбается, слегка иронически, предрассудкам верующих и клириков Церкви Римской, и отвечает, что Бог вовсе не имеет отношения к несоответствиям этого мира, князем которого есть Сатана. Для него Бог находится в другом мире, в вечности, в неподвижном свете Добра и Любви.

Добрая христианка Арнода де Ламот никогда не обращала набожный взгляд ни на деревянное распятие, ни на каменный алтарь; никогда она не совершала крестного знамения, услышав раскаты грома, и никогда она не молилась Пресвятой Деве, чтобы выздоровела ее сестра Пейронна. Потому не могло быть катарской версии истории «чуда с балкой» святого Доминика[2]. В разгар XII столетия, в окситанских землях, средневековые мужчины и женщины, целый пласт населения, посмели отвергнуть доминирующую христианскую модель…




[1] См. основное вступление Жака Ле Гоффа к коллективному труду Jacques Le Goff, LHomme medieval (Le Seuil,1989).

[2] Участники дискуссии в Монреале между катарами и католиками не смогли определить, кто одержал победу, и потому доверили свою дискуссию Божьему суду. Тетрадь святого Доминика, разумеется, вышла невредимой из огня ордалий, в то время, как «еретические» тезисы, осужденные Богом, были пожраны огнем. Эта легенда является частью агеографии святого Доминика. Но, очевидно, что присутствующие там катарские доктора просто расхохотались бы, если Доминик или какой-нибудь другой католический полемист предложил бы им обратиться к суду Божьему.

Tags: Анн Бренон книги, Анн Бренон. Катарские женщины
Subscribe

  • Праздник ли Вознесение?

    «При реках Вавилона, там сидели мы и плакали, когда вспоминали о Сионе; на вербах, посреди его, повесили мы наши арфы. Там пленившие нас…

  • О Воскресении

    «…и сказали: «Воистину, мы убили Мессию Ису (Иисуса), сына Марьям (Марии), посланника Аллаха». Однако они не убили его и…

  • Что дает нам Страстная Пятница?

    Пилат сказал Ему: что есть истина? И вышедши к иудеям, сказал им: Хотите ли, отпущу вам Царя Иудейского? Тогда опять закричали все, говоря: не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments