credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Category:
  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Думаю перевести это на французский

Основания в Писании для альтернативного прочтения Пролога Евангелия от Иоанна.

          Среди разнообразных форм христианства особое место всегда занимал катаризм. Хотя его дуализм казался многим, как теологам, так и историкам, возрождением манихейства, сами катары все же претендовали на то, что они проповедуют аутентичное учение Христа.

Катарами называют последователей и симпатиков средневекового христианства, появившегося в исторических источниках Европы в середине Х столетия и уничтоженного приблизительно через четыреста лет. Катаризм или Церковь Добрых Людей – это религия спасения, основанная на Откровении. Его священной Книгой является Новый Завет. Его молитвой является «Отче наш». Посланцем Бога и носителем Откровения является Христос. Спасение достигается через крещение, покаяние и исполнение заповедей и обетов.  Однако, интерпретация катарами Святого Писания была абсолютно неортодоксальной. Потому это «иное» христианство подавалось как нечто чуждое западному миру и угрожающее как догматике, так и структуре официальной Церкви, которая обрекла катаризм на ужасные репрессии и фактически добилась того, что он был стёрт с лица земли. [1][1]

Прежде всего, катары не признавали того, что Бог сотворил преходящий мир, отягощенный Злом. Это привело их к признанию двух различных и противоположных начал творения – мира и Царствия.

В качестве аргументов они часто приводили принципы формальной логики, взятые из Аристотеля: «Противоположные начала противостоят друг другу. Добро и Зло - это противоположные принципы. Следовательно, они содержат и противоположные начала». В этом же ключе они цитировали Евангелие от Святого Матфея: «Так всякое дерево доброе приносит и плоды добрые, а худое дерево приносит и плоды худые; не может дерево доброе приносить плоды худые, ни дерево худое приносить плоды добрые».

Однако в данном случае нас больше всего интересуют именно аргументы из Писания. Основополагающим текстом в этом смысле для катаров было Евангелие от Иоанна. Это Евангелие само по себе несет явственный латентный дуализм. Этот дуализм Евангелия от Иоанна исследователи считают одним из главных факторов появления и развития дуалистических концепций катаризма. Катары не просто обосновывали им собственные теории, но использовали некоторые его тексты – особенно Пролог Евангелия от Иоанна во время своих наиболее торжественных церемоний крещения Духом – consolament, читая его по-латыни от In principio erat Verbum до Gratia et veritas per Jesum Christum facta est.

Третий стих первой главы Евангелия от Иоанна в латинском переводе, используемом в средневековой западной Европе, звучал следующим образом: “Per ipsum omnia facta sunt, et sino ipso nihil factum est”. Католики переводили это как «Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть». Но катары считали этот перевод неверным из-за многозначности греческого оригинала и латинского перевода. Они переводили «Без Него Ничто стало быть». То есть они придавали латинскому слову «nihil» в данном контексте грамматическое и лексическое значение существительного, приводя при этом множество цитат из Нового Завета, где слово «ничто» действительно употребляется как существительное. Им задавали вопрос, как получается, что если Иоанн говорит, что Бог сотворил Все, то как может существовать созданное без Него иное творение, даже если это Ничто? На это катары отвечали, что слово «Все» не всегда имеет одно и то же значение в Новом Завете: когда Иоанн говорит, что Бог сотворил все, это следует понимать как невидимый универсум, Благое Творение (omnia bona, invisibilia): но существует также еще и видимый универсум (omnia mala, visibilia), к которому Бог не имеет отношения. В доказательство они приводили то, что в Писании часто говорится «Все - суета». Но тогда мы не можем говорить об одном и том же «все», потому что Бог не может создать суетный универсум. Таким образом, существует Злое Творение, и оно имеет свое собственное начало. [2][2]

То есть в основе своей разница между «ортодоксальной» и альтернативной, «еретической» интерпретацией заключалась в семантических нюансах, в этом, возможно противоречивом толковании святого текста, в дуалистическом прочтении Евангелий.

Еще лучше это видно в окситанском переводе Евангелия, сделанном самими катарами. Вообще, окситанский текст так называемого катарского Нового Завета является абсолютно ортодоксальным за исключением первых строк Пролога Евангелия от святого Иоанна. Катары основывали свои переводы на старолатинской (доиеронимовской) или «старолангедокской» рукописи Нового завета, так называемом Кольбертинском кодексе[3], от которого сохранилась поздняя копия 12 века. По сравнению с этой рукописью в Вульгате святого Иеронима была перемещена цезура и модифицирован ритм и пунктуация первых стихов. То есть латинский (а даже возможно греческий) текст, с которого переводилась «старолангедокская» версия этого Евангелия, отличается от текста латинской Вульгаты в одном конкретном месте. Вот текст в переводе Вульгаты, являющейся основой современного текста Библии:[3]

                                  [Ио. 1, 3]: «Всё чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть».

                                  [Ио. 1, 4]: «В Нем была жизнь, и жизнь была свет…».

                      А вот текст в переводе «старолангедокской» версии:

                                  [Ио. 1, 3]: «Всё чрез Него начало быть, а без Него начало быть ничто».

                                  [Ио. 1, 4]: «Что начало быть в Нем, было жизнью, и жизнь была свет…».

           Таким образом, эти строки трактуются катарами как выражение онтологического дуализма: Totas causas son faitas per Lui e sens Lui es fait nient. Катары переводили фразу et sine ipso factum est nihil как …e senеs lui es fait nient. Точка. «И без Него ничто стало быть». С того момента, как слово nihil не определяется больше предложением (= ничто «из того, что стало быть»), оно тут же приобретает на латыни не отрицательный, а утвердительный смысл. На окситан же само слово nient ясно означает «ничто, небытие, квази-ничто, негативное существование».[4] [4]

           Итак, альтернативная христианская теология основывалась в Средние века на этом самом альтернативном прочтении. Теологические дискуссии и тогда, и чуть позже, в эпоху схоластики, часто исходили из того, где поставлена запятая или как трактовать то или иное слово, или даже из его написания или пропуска в том или ином месте. Одним словом, такие вроде бы мелочи имели решающее значение для богословия.

           Однако можно возразить: нам неизвестно, что именно давало средневековым катарам основания для подобного перевода и подобного прочтения? Попробуем разобраться в самом тексте этого Пролога, ставшего камнем преткновения.

Для этого нам придется оставить Средневековье и окунуться в мир заката Римской Империи, и рассвета Империи Христианской. Ответы на многие наши вопросы находятся во временах становления самого христианства, когда имели место быть различные варианты будущего учения.

Но прежде, чем мы перейдем к непосредственному анализу текста, следует немного остановиться на характеристике христианской культуры и письменности в первые века нашей эры.

На заре своего существования, христианство не было тем монолитным догматически учением, которые знакомо нам. Раннее христианство – это прежде всего процесс, нежели результат. До начала 4 века христианство, в том виде, в котором его проповедовал апостол Павел, нашло множество последователей в пределах Римской Империи. Благая весть распространялась не как догматически сформированное учение, а как особенное, не виданное до этих пор в эллинском мире мировоззрение. Именно по этой причине в среде эллинской интеллектуальной элиты начались концептуальные разработки учения, потенциал которого выводился на Вселенский уровень. Сочетая категориальную философскую практику античности и новые положения молодого учения, вырабатывались концепции строения мира, объяснения существования зла, учение о Духе, Материи и т.п. И уже в те далекие времена раннехристианская мысль, в той мере, насколько она больше относилась к Христу, как Спасителю, рождает принципы существования Двух Начал в Бытии. Естественно, не ограничиваясь данной темой. Раннехристианские “секты» обосновывали существование независимого от Бога зла, но не возводили его, подобно иранским представлением, в ранг равносущного феномена. Популярность в раннехристианской среде подобных теологических концепций, была, по-видимому, обусловлена тем, что такое понимание не замыкало христианство в наследии иудаизма, а открывало его другим, прежде всего исходящим из эллинской мудрости, рефлексиям и анализу Писания. С прошествием времени, когда христианство уже стало делить себя на ортодоксию и гетородоксию, многие положения ранних интеллектуальных поисков были преданы забвению, но часть из них осталась внутри ортодоксального христианства скорее как традиция мысли и ортопраксии, нежели как реальная богословская сила. Становление христианского канона Писания вовсе не означало исчезновение прежних подходов к пониманию мира, которые существовали в становящемся христианстве в многообразной форме, начиная с первого века.

Для становящейся ортодоксальной мысли (той, что признавала канон Писания в современном виде) вопрос о трактовании космогенеза не являлся решающим на тот момент. Но сам факт включения в текст Писания Пролога в евангелии от Иоанна говорит о том, что вариант сотворения мира в Книге Бытия не являлся для христианства исчерпывающим. И потому понимание и интерпретация Пролога Иоанна со временем стало тем краеугольным камнем внутри ортодоксального христианства, на основе которого выводились богословские обоснования как самого творения, так и теодицеи.

Итак, на греческом языке мы имеем стих (пока на знаках препинания мы акцент делать не будем):

panta di autou egeneto kai xvrÜw autou egeneto oude en õ gegonen.

Дословно перевод которого: все через Него сделалось, и без Него сделалось даже неen» здесь несколько вариантов перевода – или переводим как «одно»,получая «ни одно», или рассматриваем как «не»), ( (õ gegonen) значит «стало», которое произошло до «других становлений»).то (которое) стало быть

В ортодоксальном переводе это предложение дано в «отредактированном» виде: Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть.

Но в греческом варианте звучит предложение иначе. Особенно, если учесть, что в ранних текстах имел место быть вариант написания ouden, что в переводе означает «ничто». Дело в том, что в поздних редакциях Евангелия было применено или разделение, или смысловая трансформация. Таким образом, этот текст, имевший место быть задолго до Вульгаты, верно читается так:

panta di autou egeneto kai xvrÜw autou egeneto ouden õ gegonen

Все через Него стало и без Него стало Ничто что стало быть

Проще: Через Него возникло все и Ничто возникло без Него что возникло

Так похоже на «старолангедокскую» версию :

                              [Ио. 1, 3]: «Всё чрез Него начало быть, а без Него начало быть ничто».

И прежде всего следует отметить, что мы провели анализ текста «ортодоксальной» редакции. Это не гностическое апокрифическое евангелие, а именно варианты написания в ортодоксальной, правда ранней редакции. И данное нами прочтение подтверждается использованием ouden в папирусе Бодмера II (P66), одного из старейших отрывков греческого текста Нового Завета, относящегося примерно к 200 г. н.э.

Далее, что касается пунктуации. Критические издания Нового Завета, в частности Нестле-Аланда[5] дают нам следующие варианты различных традиций пунктуации Ио. 1, 3, из которых наиболее для нас интересны:[5]

Первый (самые ранние тексты, где знаков препинания не было вовсе)

oude en в папирусе 75 (или ouden в папирусе 66) õgegonen

Или «ни одно (ничто из) или ничто что стало быть…»

Второй, где после oude en или ouden стоит точка

oude en (или ouden). õgegonen

Или «ни одно (ничто из) или ничто. Что стало быть…»

И, наконец, третий, где точка стоит после «что стало быть»:

oude en õgegonen.

То есть, «ничто, что стало быть.»

В издании Нестле-Аланда указывается, что существовало две рукописные традиции подобной пунктуации, происходящие от второго и третьего варианта (у Нестле-Аланда второй вариант даже имеет большую текстологическую древность). При этом второй вариант возобладал у ранних Отцов Церкви александрийского направления (Феофил Антиохийский, св. Ириней Лионский, Ориген, Климент Александрийский, св. Александр Александрийский, Евсевий, св. Афанасий, Маркелл, Мелетий, свв. Кирилл Иерусалимский и Кирилл Александрийский, св. Исихий, бл. Феодорит, св. Григорий Нисский и тд.), у некоторых западных Отцов Церкви (Тертуллиан, св. Киприан, св. Иларий, св. Амвросий и тд.), а также у еретиков – гностиков, ариан… Третий же вариант был принят позднее у авторов преимущественно антиохийской ориентации и вошел в церковную традицию.

И хотелось бы сразу пояснить, что привычное нам разбиение на стихи отсутствовало в древних текстах. Все деление на стихи результат редакторской деятельности более позднего периода. Первоначально текст был «монолитен».




[1][1]О феномене катаризма и истории репрессий против него существует многочисленная литература, в частности можно порекомендовать два тома Жана Дювернуа: Duvernoy Jean, La religion des cathares и LHistoire des cathares, Toulouse, Privat (1977, 1978) а также Anne Brenon Les Archipels cathares, LHydre, 2002 и Le Choix heretique, LaMichel Roquebert, LEpopee cathare, reed. 2 vol. Perrin, Tempus, 2006. Louve, 2006. О крестовом походе против альбигойцев см.

[2][2] О катарской экзегетике пролога Евангелия от Иоанна см Nelli. Rene, Ladu catharisme, reed. Privat, 1986. Philosophie

[3][3] Codex Colbertinus (Кольбертинский кодекс), saec. xi (W), xii (Ay В J К Μ N S Τ V); xii-xiii (Beu), хранится в Париже, в Национальной библиотеке, Lat. 254 (Colbertinus 4051); содержит Четвероевангелие и Деяния в старолатинской версии и остальную часть Нового Завета по Вульгате. Издания: J. Belsheim, Codex Colbertinus Parisiensis... 4051 (Christiania, 1888); Η. J. Vogels, Evangelium Colbertinum, 2 vols. (Bonner biblische Beiträge, iv-v; Bonn, 1953); Jülicher. Цит. по Брюс M. Мецгер. Ранние переводы Нового Завета. Их источники, передача, ограничения. ISBN 5-89647-024-Х

[4][4]Brenon Anne, Le vrai visage du catharisme, reed. Loubatieres, 2004, p.59-60.

[5][5] The Greek New Testament. 4th Rev. / Ed. by B. Aland, K. Aland, J. Karavidopoulos, C. M. Martini and B. M. Metzger. Stuttgart, 1994.

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Анн Бренон. Катарский словарик. Буква Д

    Д Дама – В окситанской лирике XII-XIII веков этим словом называли благородную женщину , которая одновременно была вдохновительницей…

  • Анн Бренон. Катарский словарик. Буква Г

    Г Гаратисты – Итальянские доминиканцы обозначали этим словом (« garatenses по латыни) в XIII веке членов катарской…

  • О посте у катаров

    О посте у катаров. В эти дни католики и православные переживают первую неделю Великого Поста. Для катарского клира - Добрых Людей – пост…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments