credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Category:

Катары: бедняки Христовы или апостолы Сатаны. Часть 4. Продолжение 1.

ПОБЕДА КАПЕТИНГОВ

        Кроме того, союз с Капетингами, представлявшими тогда наиболее грозную и колоссальную военную силу Западной Европы, давал папству возможность установить свой религиозный и моральный порядок в умиротворенных и покоренных христианских землях. Лангедок, куда вернулись как его законные сеньоры, так и Добрые Люди, начал уже забывать годы войны и массовых убийств, и не особенно-то сопротивлялся королевскому крестовому походу, начавшемуся в 1226 г. В 1229 г. Раймонд VII, молодой граф Тулузский, покорился принцу Людовику IX и его матери, регентше Бланке Кастильской. Согласно трактату в Мо, торжественно ратифицированному в Нотр-Дам де Пари, он согласился владеть своим графством только с доброй воли короля, делать все возможное для преследования ереси, срыть все военные укрепления и передать все права на тулузское наследство своей единственной дочери Жанне, которую он привез на французский двор, чтобы выдать замуж за Альфонса де Пуатье, младшего брата короля. Так был заведен механизм, неминуемо приведший к полному присоединению Лангедока к короне Капетингов. И вот в Каркассоне королевский сенешаль заменил династию Тренкавелей, лишенных собственности и живущих в ссылке в Арагоне, то есть, ставших фаидитами, как и многие из их вассалов.

Новый рисунок (88)Раймонд VII Тулузский, называемый молодым графом, был смелым полководцем и хорошим стратегом. В 1216 г. он провозгласил окситанскую реконкисту, и, возглавив ее, взял своих врагов в клещи между Бокер и Тулузой. Его боевым кличем было: Paratge! - слово, означавшее благородство сердца, эту эгалитаристскую ценность, разделяемую его приверженцами. Он завершил свою кампанию тем, что в 1224 г. Монфор отправился на Иль-де-Франс. Но, как и его отец, Раймонд VI в Сен-Жиль в 1209 г., так и он сам был унижен Церковью в Соборе Парижской Богоматери в 1229 г. (см. выше).

«УБЕЙТЕ ВСЕХ!...»

Новый рисунок (89)Крестовый поход 1209-1229 гг. привёл к ужасным зверствам. На убийство папского легата Пьера де Кастельно в 1208 г. (внизу слева), который больше других был заинтересован в войне, ответили массовыми убийствами в Безье в июле 1209 г. (слева). Потом последовали бесконечные осады городов и пленение мирных жителей. Массовые сожжения и увечья пленных совершались для того, чтобы сеять вокруг ужас. Так, по приказу Симона де Монфора в Кабарет явилась длинная процессия из сотни пленников из Брама с выколотыми глазами, отрезанными носами и губами, ведомая одним несчастным, которому оставили один глаз. Воображение художников-романтиков ХIХ века часто питалось этой темой, однако, они нередко симпатизировали Симону де Монфору.

Начало подполья

        В 1229 г., через двадцать лет после начала войны, когда Каркассон сделался французским сенешальством, а граф Тулузский подписал Парижский трактат, катарская Церковь всё еще жила и здравствовала. Ни крестовый поход, ни массовые костры не подорвали ее динамизма. Мало того, с тех пор она получила ореол мученической славы. Война оказалась далеко не лучшим средством искоренить веру. Но уничтожение во время королевского крестового похода практически всей южной аристократической касты, которая служила активной поддержкой и опорой диссидентской Церкви, положило начало необратимым процессам, приведшим к кризису запрещенной Церкви. Добрые Мужчины и Добрые Женщины, диаконы и епископы при содействии верующих бургад и под защитой вооруженных отрядов фаидитов, вынуждены были уйти в подполье. И Римская Церковь-победительница отныне была занята борьбой с этим подпольем. Ей нужно было разрушить всякое согласие между заговорщиками, разрубить все связи солидарности в этом не желавшем покоряться обществе. И эту задачу выполнила институция, которую можно назвать первой ласточкой современной тоталитарной бюрократии. Эта институция, задействовавшая юристов и специалистов по римскому праву, вышедших из стен понтификальной курии и высших школ Тулузы, звалась Трибуналом Инквизиции.

ИНКВИЗИЦИЯ: ЭФФЕКТИВНОСТЬ БЮРОКРАТИИ

Нищенствующие ордена и Инквизиция

         Заменив собою обычные суды епископского правосудия (поскольку епископы довольно часто слишком отстаивали интересы своих епархий), доверенная новым нищенствующим орденам - францисканцам и доминиканцам - эта процедура под названием «Расследование еретических извращений» (Inquisitio heretice pravitatis), была основана на розыске путем тщательного сопоставления показаний и давала обвиняемому возможность защищать себя самому. Без сомнения, она представляла собой прогресс в области европейского религиозного правосудия, по сравнению с германским обычаям ордалий, испытаниями водой и каленым железом. Она стала страшной и действенной силой.

         Фактически, соединяя судебные полномочия с полномочиями института покаяния, этот религиозный трибунал, не зависящий ни от кого, кроме папы, функционировал, как настоящая передвижная принудительная исповедальня. Она использовала религиозные исповеди в качестве свидетельских показаний против подпольных еретиков и их скрытых защитников. Путешествуя под эскортом солдат, окруженные писарями и нотариусами, эти судьи в каждой деревне и городе, подвергали допросам всё взрослое население, призывая всех к доносам насчет еретической заразы, этого оскорбления величества Бога.

         Инквизиция убивала немногих. Ее роль состояла не в этом. Чтобы уничтожить запрещенную Церковь, ей достаточно было поймать и приговорить к смерти подпольный клир. Инквизиция расследовала, запугивала, сделала дономы системой, конфисковывала имущество, бросала в тюрьму верующих, мужчин и женщин, разыскивала еретиков. Вместо массовых сожжений времен крестовых походов, она практиковала индивидуальные казни на кострах. Ее нотариусы тщательно копировали тысячи показаний жителей городов и деревень, записывая их в картотеках массивных реестров. Кое-что из их записей дошло и до нас, предлагая нам, историкам, массу документации исключительной ценности, демонстрирующей, как население воспринимало и переживало трагедию катаров.


Новый рисунок (90)Процедуры Инквизиции обладали такой эффективностью из-за того, что они были сродни настоящей современной практике регистрации показаний. Эти реестры, содержавшие имена тех, кто давал показания, использовались в качестве следственных дел. После убийства инквизиторов в Авиньонет (1242), этот трибунал перестал быть передвижным, и установил постоянно действующие отделения в епископальных городах. Отныне жителей разных городов и деревень приводили для допросов к инквизиторам Альби, Тулузы или Каркассона.

Бунт Бернарда Делисье (вверху) и «каркассонское безумие» 1300-х годов демонстрируют нам разницу, возникшую между францисканцами и доминиканцами. Стоявшие вместе с доминиканцами у истоков Инквизиции, братья-минориты вскоре разделились, по крайней мере, на Юге, на «конвентуалов», подсиненных Риму, и «спиритуалов», задекларировавших, что бедность и абсолютное ненасилие соответствуют духу poverello, Франциска Ассизского. Тогда Инквизиция принялась жечь францисканцев-спиритуалов.

Tags: Анн Бренон книги, Анн Бренон. Бедняки Христовы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments