credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Categories:

Катары: бедняки Христовы или апостолы Сатаны. Часть 4.

Была ли война лучшим средством уничтожить веру, так глубоко укоренившуюся в народной среде? Несмотря на массовые сожжения людей, крестовый поход против альбигойцев фактически стал поражением, и только победа короля развязала папе руки и дала ему возможность ввести на покоренных землях процедуру Инквизиции. 

Новый рисунок (78)

Глава четвертая

Союз папы и короля Франции

Новый рисунок (79)Вторжение крестоносцев в Лангедок говорит о неудаче попыток отвоевания душ путем убеждения, начатых братом Домиником (справа: видение святого Доминика), которым он посвятил несколько лет жизни в Лангедоке. Но в дальнейшем убедительность доминиканских проповедей существенно поддерживала Инквизиция.

ПОДГОТОВКА ИНКВИЗИЦИИ

Арсенал западноевропейского христианства.

          В середине XII столетия католические власти - епископы и архиепископы, Соборы и папство - которые до того колебались, какие именно меры следует принимать против обнаруженных и выявленных ими еретиков, начали создавать настоящий юридический арсенал исключения и репрессий. Отныне епископы епархий, обладавшие судебными полномочиями, стали систематически разыскивать и преследовать, осуждать и казнить этих Апостолов Сатаны, именовавших себя Бедняками Христовыми.

Новый рисунок (80)        Реймский Собор 1157 года и Веронские декреталии 1184 года стали началом так называемой епископской Инквизиции и организации первых скоординированных антиеретических мер общеевропейского масштаба. В Везелэ (1167 год), Реймсе (1180 год), Страсбурге, Лилле, Дуэ, Ла-Шаритэ-на-Луаре и других местах запылали костры. Сжигали мужчин и женщин, простых светских людей, богатых бюргеров и ученых церковных теологов. В 1200 году, в Невере, сам декан епископального капитула был осужден за ересь; а его племянник, каноник Гийом, бежал со своим товарищем в Лангедок, где Добрые Люди еще жили в мире.

Веронские декреталии, обнародованные папой Луцием III после заключения соглашения с императором Фридрихом в 1184 году, систематизировали и объединили антиеретические меры, разрабатываемые в течение всего XII столетия, и послужили началом епископской Инквизиции. Епископы регулярно и систематически объезжали приходы своих епархий и выслушивали данные под присягой свидетельства о деятельности еретиков. Это был первый шаг к созданию собственно Инквизиции, окончательно основанной папой Григорием IX в 1233 году (слева вверху).

Новый рисунок (81)Казнь еретиков на костре имеет средневековое происхождение (слева - сцена из крестового похода против альбигойцев). Еще в IV столетии Присциллиан из Авилы был обезглавлен за ересь. Казнь огнем, по-видимому, считалась неким средством обеззараживания, потому что ересь воспринималась как болезнь, вроде чумы или проказы, «еретической заразой». Превращение еретика в пепел с теологической точки зрения было знаком его вечного проклятия. Еретики «вычеркивались из Книги Жизни». Они не участвовали в воскрешении тел в День Страшного Суда.

Еретическая Тулуза.

          Когда в Тулузе правил граф Раймонд V, добрый католик, папа мог посылать туда своих легатов, а папские легаты могли влиять на ситуацию, предлагая силовое решение проблемы. Так, например, в 1178 и 1181 годах легат Генрих де Марси, цистерианский аббат из Клерво мог унизить обвиненного в ереси тулузского горожанина или даже заставить отречься самого катарского епископа, ставшего затем каноником в Сен-Сернин. Но он не мог отлучить от Церкви ни виконта Тренкавеля, ни его жену Азалаис.

          Начиная с 1194 года, Раймонд VI Тулузский, толерантный - или безразличный - к Добрым Людям, чего не позволял себе его отец, прекратил всякое давление на их Церковь. С того времени цистерианские прелаты и папский легат в Лангедоке могли бороться с еретическим евангелизмом исключительно контр-проповедями. Мало-помалу их поражение становилось повсеместным. Везде проходили свободные теологические диспуты под арбитражем и защитой местных сеньоров и в обстановке острейшего антиклерикализма. В Каркассоне, Монреале, Сервиане бывший каноник Гийом Неверский показал себя одним из лучших катарских ораторов. Во время этих горячих дебатов в Фанжу и Памье родилось призвание брата Доминика. Однажды, в 1206 году он был ранен в самое сердце катастрофическим поражением папских прелатов, мэтра Рауля де Фонтфруад и легата Пьера де Кастельно, а также потрясен тем впечатлением близости к апостольскому образцу, которое производили еретики. Он решил создать собственную «армию» и начать отвоевывать христианские души в Лангедоке, проповедуя смирение и бедность.

Новый рисунок (82)Легенда о чуде с книгой святого Доминика - явно католического происхождения. Во время одного из теологических дебатов, очень популярных в Лангедоке перед крестовыми походами, катарские и католические доктора представили свои аргументы, и светские арбитры не могли решить, кто прав. Мнения разделились. Тогда Доминик предложил довериться Суду Божьему. Книги с тезисами обеих сторон бросили в огонь, и если еретические тезисы немедленно превратились в пепел, то книга правой веры, сколько раз ее не бросали в огонь, оставалась нетронутой пламенем, а только взлетала все выше и выше, пока не ударилась о потолочную балку. Катарские теологи, не верившие ни в подобные чудеса, ни в ордалии, никогда не согласились бы на такой вид решения спора. Тем не менее, эта легенда прекрасно иллюстрирует атмосферу интеллектуального напряжения, господствовавшую перед вторжением крестоносцев. Иногда действительно было исключительно трудно присудить победу тому или иному лагерю, особенно когда спорившие обменивались пассажами из Писания и сложными схоластическими аргументами.

Однако, инициатива Доминика, стоявшего у основания ордена братьев-проповедников, или доминиканцев, не привела к особым успехам в этих свободных дискуссиях. Война, начавшаяся в 1209 году, стала явным свидетельством поражения католической контрпропаганды. Когда на площади castrum Лаурак, принадлежавшего приориссе дома Добрых Женщин, катарский диакон Изарн де Кастр вел теологические диспуты с вальденсами и католиками; когда вся аристократия Фанжу - дамы, рыцари и совладельцы - наслаждались блестящими проповедями Старшего Сына Гвиберта де Кастра, коадьютора катарского епископа Тулузского Госельма, папа Римский готовился восстанавливать порядок.  

Tags: Анн Бренон книги, Анн Бренон. Бедняки Христовы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments