May 4th, 2020

Революція гідності

О третьем воскресении после Пасхи

СИисус говорит ей: Мария! Она, обратившись, говорит Ему: Раввуни! - что значит: Учитель!

(Ио., 20:16)

            Третье воскресенье после Пасхи называется Днем Жен-Мироносиц. Оно противопоставляется второму воскресенью после Пасхи, когда чтут память апостола Фомы, позванного неверующим. Согласно Евангелию от Иоанна,  Фома не был в доме, когда десяти ученикам явился Иисус Христос. Услышав об этом событии, он сказал: «если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю.» (Ио. 20:25).
Почему же день Жен-Мироносиц противопоставляется Фоминому воскресенью? Позволю себе высказать не слишком популярное мнение. Для так называемой мужской (железной) логики смерть – событие свершившееся, невозвратное и неумолимое. Можно оплакивать умершего, забыть его или творить из него мифологему. Но если человек умер, это конечный факт. Из этого исходил Фома, и даже Петр с Иоанном, найдя гробницу пустой, не усомнились в конечности и неумолимом господстве смерти.
Но женская логика – не железная (а потому не ржавеет). Традиционно считается, что женская психика более тонкая, интуитивная. Недаром мужчины смеются над женщинами, что они мыслят сердцем. Хотя умом они тоже мыслят, и мы об этом прекрасно знаем.
Итак, жены (у Иоанна – Мария Магдалина; у Матфея – она «с другой Марией»; у Марка – Мария Магдалина, Мария Иаковлева и Саломия, мать сынов Зеведеевых; у Луки  вообще толпа – Мария Магдалина, Мария Иаковлева, Иоанна «и другие с ними»), неся миро и другие благовония, приблизились ко гробу, чтобы почтить любимого Учителя. Но не нашли тела. Гробница оказалась пуста. Согласно трем Евангелиям,  Ангел/Ангелы провозгласили женам: «Что вы ищите живого среди мертвых? Его здесь нет. Он воскрес». А наиболее позднее Евангелие – от Иоанна – детализирует этот эпизод.
Мария Магдалина увидела, что могила пуста, и побежала сообщить об этом ученикам. Петр и Иоанн побежала ко гробу. Но найдя его пустым, не усомнились во всевластии смерти. «Итак ученики опять возвратились к себе.» А Мария-Магдалина нет.
Она сидела и плакала, пока не увидела двух ангелов, которые сказали ей: «Жена, чего ты плачешь?» Тут она обернулась и увидела Иисуса Христа перед ней стоящего. И Он также сказал: «Жена, что ты плачешь? Кого ищешь?» Она приняла Его за садовника, но стоило Ему назвать ее по имени… и все осветилось светом. Она узнала Его, и могла так же, как апостол Павел, сказать: «Смерть! где твое жало? ад! где твоя победа?» (1 Кор. 15:47)
Сомнения Фомы – это, несомненно, признак веры. Это способность к критическому мышлению. Но это одна сторона веры. Однако Апостол – у которого, кстати, часто встречается не железная логика, а именно женская -  правильно сказал, что «вера есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом.» (Евр., 11:1) Без этой самой важной составляющей веры не будет прыжка в сакрум, а останется одно сомнение, одно метание и гложущий страх, что вся надежда – тщетна.
Но если чувствовать и жить сердцем, включив, кроме рациональной логики, еще и интуицию, то можно почувствовать за этим мертвым и бездушным миром другой – тот, куда рвется душа и тянется наше сердце. Как Мария узнала в стоящем перед нею человеке Господа, поскольку это было осуществление ожидаемого, так и верные могут знать: Спасение возможно, двери Царствия открыты, и все мы – те, кто ушел из этого мира, и те, кто оплакивает умерших, еще встретимся.
Ведь у Бога не останется бессильным никакое слово.
(Лк., 1:37).

Но, разумеется, это не умаляет значения логики. Ведь для того, чтобы это объяснить, как ученым, так и простецам, всегда должны явиться такие ученые мужи, как Джованни де Луджио и разложить все по полочкам богословия.

Михаил Васильевич Нестеров. Жены-мироносицы. Эскиз одноименной картины, впоследствии уничтоженной автором
Myrrh Bearing Women