February 6th, 2016

Революція гідності

Берта. Далекий 2006 год

Вот и еще одна скорбная годовщина. В тот страшный день, 6 февраля 2012 года, стоял такой страшный мороз, что не было никакой надежды похоронить Берту. Земля звенела как металл. На дворе уже которую неделю было минус 15-20. А сегодня во Львове было +10 С, солнышко, щебетали птицы. Короче, настоящая весна. Но на сердце у меня было так холодно, так холодно…
Поэтому я чувствую потребность воскресить в памяти Берту живую, полную радости. Чтобы оставить в прошлом ту оболочку, которую мы похоронили в лесу. Потому что она, эта плоть, не воскреснет, и ей нет места в Царствии. Но Берта – это совсем другое дело. Она, со всеми ее чувствами, ее любовью, преданностью, она не умерла. Она просто ушла от меня в иной мир. И иногда я чувствую его соприкосновение с нашим миром, как внезапный порыв ветра, как дыхание Берты на моей щеке. А потому давайте вспоминать ее.
Живую.


Настал конец августа, и вновь у Берты наступил праздник. Хозяйки стали собирать чемоданы. Волнующее событие: возьмут или не возьмут с собой? Ведь бывало и так, что не брали. Гладили по голове, говорили: «Извини, Берточка, не в этот раз», виновато заглядывали в глаза, вытаскивали собачку из чемодана и закрывали его. И Берта оставалась одна. Вернее, с кошками, на попечении моей мамы. День шел за два дня, как сейчас по «закону Савченко». Но в самом конце августа хозяйки не стали извиняться и вытаскивать Берту из чемодана. Они радостно спрашивали: «Пойдешь на ды-дых-ды-дых?», и Берта радостно отвечала – всем своим видом, прыжками, маханием хвостом, лизанием в губы и повизгиванием: «Да-да!!! Побежали же быстрее на вокзал!»
Убитый сарайчик в Судаке, куда несло вонью из близстоящего сортира, казался Берте пятизвездочным отелем, сказочным дворцом. Ведь всё вокруг было новое, и, главное, рядом были хозяйки. Конечно, роскоши Берта тоже не чуждалась. Загорать мы ходили на пляж санатория «Львовского железнодорожника». И там Берта предпочитала лежать не на гальке, а на надувном матрасе.



Collapse )