February 7th, 2015

Революція гідності

Свет, добро и радость

Р181

Еще одна печальная годовщина. Уже три года прошло с тех пор, как она покинула этот мир. Три года, как радость оставила мое сердце. Теперь ни свет погожего дня, ни весна, ни праздники меня не радуют.

А вот Берта очень любила праздники. Ни капельки не боялась фейерверков, но приходила от них в радостное возбуждение. Если их пускали где-то рядом, то запах пороха заставлял ее ноздри трепетать от охотничьего азарта. «Салют! Салют! Берточка, ты видишь!» - говорили мы ей, когда над Высоким Замком поднимались в небо красные и зеленые ракеты и там взрывались шарами, а через долю секунды раздавалось гулкое «бум». Берта вытягивала шею, смотрела, как завороженная, на буйство красок в темном небе. И постепенно она переполнялась нашей радостью. Новый Год, Рождество, Пасха, 1 и 9 мая…События, слагающие непрерывный цикл года. А еще ежедневные события: утреннее лизание с хозяйками, потягивание и зевание с третьей попытки; прогулка по двору (обязательно по одному и тому же маршруту); завтрак под завистливое завывание кошек; игры, долгая прогулка, сон, игры, вечерняя кормежка под завистливое завывание кошек; дрема под боком у хозяйки или в окружении кошек, прогулка по двору, счастливый сон под одеялом в хозяйской кровати… Это цикличное повторение событий вселяло уверенность (увы, иллюзорную!) в его непрерывности.

Р182

Зима в белоснежном одеянии…


Р183


Потом та гнилая и не очень приятная пора, когда снег уже не такой пушистый, а трава под ним жухлая. Но солнце сияет все ярче и уже припекает черную шерстку


Р184

Первая нежная травка в начале апреля, когда воздух напоен ароматами цветущей вишни


Р185

Потом, когда весна уже прочно вступала в свои права, хозяйки все чаще выезжали к воде и Берта открывала купальный сезон. А вдали Карпаты еще сияли снежными вершинами.



Р186



В мае, цветущем, упоительном мае, трава была уже как изумруд. Можно было на ней валяться


Потом наступало лето. И Берта, конечно же, ждала с не меньшим, чем ее хозяйки, нетерпением пору летних отпусков. Давным-давно, когда еще позволяли средства, мы ездили летом в Крым.


Р187


Дорого, жарко, толпы народа… Но сейчас там  нет для меня никакого курорта. Крым временно оккупирован и отнят – и у меня в частности. Как и Берта - смертью. Но я верю, что «наступит день, закончится война», и мы снова будем с Бертой стоять высоко на склоне и смотреть вниз, как солнце прокладывает золотую дорожку по бирюзовой глади моря.