June 29th, 2013

Осталось немного до хэппи энда. Нужна помощь. Москва

Оригинал взят у alandinna в Осталось немного до хэппи энда. Нужна помощь. Москва
Эта история об одном мужчине и множестве почти спасенных жизней. Обычный парень, не волонтер,  просто  человек, который считает кошек своими друзьями и старается делать их жизнь чуть лучше.. Намертво сбитая машиной мама-кошка, котодети, оставшиеся сиротами и вирусные инфекции, их поразившие в одночасье.

Когда он пришел в очередной раз их кормить, то услышал жалобный писк. На его голос, шатаясь, выполз один из котят. Человек, увидев кошачью беду, не создал пустую тему - шанс. Он поступил как Человек – попытался сделать все, чтобы спасти кого было возможно. И события закрутились: семеро котят в тяжелом состоянии, врачи, назначения, непонятные диагнозы и слова. Панлейкопения, кальцивироз, обезвоживание, никаких прогнозов… Двое самых слабеньких погибли.

Белочка. После смерти мамы стала лидером котят и возглавила их команду.



Collapse )

Только спустя несколько дней, когда расходы на стационар перевалили за полсотни тысяч рублей, этот Человек пришел просить помощи.

Благодаря ему 5 (!) крохотных душ остались живы. Он рассчитывал, что справится сам, но ведь даже самым сильным из нас порой нужна помощь и поддержка, правда? Давайте поможем человеку, который, не требуя дифирамбов и не пытаясь уйти от отвественности, просто взялся и начал спасать. Давайте поможем ему не опустить руки, довести начатое до конца, долечить крох и найти им свой Дом.

Пятеро котят и один человек просят вас о помощи. Мужчина, пытающийся в одиночку спасти целый прайд. Пять душ, которые уже поверили, что все страшное позади. Загляните в эти глаза, им и Человеку нужна помощь!

Collapse )

Катары: бедняки Христовы или апостолы Сатаны. Приложения 4

1244 - МОНСЕГЮР

Ни храм, ни даже катарский замок - французская крепость Монсегюр была возведена через пятьдесят лет после драмы 1244 года на вершине скальной платформы «пог», на руинах castrum Раймонда де Перейля. Монсегюр на самом деле больше деревня, чем замок.

Пепел свободы

           Не стоит говорить, что попытка вернуть Монсегюр истории означает попытку извлечь пользу из того, что нам известно. Только с этим знанием следует обращаться с как можно большей осторожностью и осмотрительностью, чтобы не утратить ничего из трагического величия его судьбы.

           Начнем с того, что Монсегюр никогда не был ни солярным храмом, где катары отмечали «манихейские» празднества или дни солнцестояния (день летнего солнцестояния - это праздник святого Иоанна Крестителя, которого они недолюбливали). Эта гора не содержала ни подземных ходов, ни хранилищ, и никакой подземный собор никогда не скрывал могилы Эксклармонды де Фуа. Монсегюр никогда не был замком Грааля, этого евхаристического символа, с которым катары не знали бы, что делать, потому что они не верили в реальное присутствие тела и крови в хлебе и вине и посмеивались над католическим причастием. Монсегюр не испускал ни теллургических, ни космических излучений, и этот замок никогда не лежал вдоль оси мироздания. Итак, нам нечего делать со всем этим, наоборот, это всего лишь мишура, нашиваемая то одними, то другими на покров, за которым пытаются скрыть Монсегюр, огромный покров всяческого вздора, чтобы замаскировать и заглушить его истинный смысл - историю отчаянной и печальной борьбы с безжалостной властью, внутреннюю силу мужчин и женщин, придавшую им твердость перед лицом костра. Высшую форму свободы - свободы совести, свободы верить по собственному выбору.

         

Collapse )