March 6th, 2011

Революція гідності

Вот, зима уже прошла


«Вот, зима уже прошла; дождь миновал, перестал; цветы показались на земле; время пения настало, и голос горлицы слышен в стране нашей» (Песн.2:11,12)

            Весна - время пробуждения и обновления природы - многим нравится. А вот Пейре Маури, великий пастух дальних перегонов, ее не любил. И его можно понять: 5 марта 1309 года в Каркассоне, по приговору, вынесенному инквизитором Жоффре д'Абли, сожгли доброго человека Жаума Отье; в Страстную Пятницу Пасхи, 10 апреля 1310 года, перед кафедральным собором Сен-Этьен в Тулузе, по приговору инквизитора Бернарда Ги сожгли Старшего Церкви Христовой, Пейре Отье, земного отца Жаума. И многих еще, в другие дни, других людей, которых Пейре знал и любил. Это лживая весна приходила на земли, где царил порядок французов и клириков: день прибывал, но чувство обновления не наступало. «Когда из этого мира ушли Добрые Люди, - говорили верующие в Сабартес, - земля перестала родить». Из года в год зацветали сады, зеленели новые листья, шли дожди, смывая снега, но все глубже и глубже укреплялась зима и сгущалась ночь. Полярная ночь. Все уже забыли о том, что была когда-то Церковь Добрых Людей, Церковь апостолов. Их пепел развеяли над Гаронной и Од, их веру извратили лживые историки, само их имя предали забвению, навесив ярлык «еретики-катары». Казалось бы, прав был Бернард Ги, когда в приговоре Пейре Отье провозглашал:

            «…Ты также полностью отрицал воскрешение человеческих тел, выдумывая какие-то духовные тела и какого-то внутреннего человека (Бернард Ги, вероятно, не только заповеди Блаженства не читал, а 2 Кор.4:16 тоже), но ни ты, ни твои единоверцы не воскреснете в нем, как ты утверждаешь, и никоим образом вы не воскреснете со святыми и праведниками, а в День Суда будете стоять по ту сторону, где нечестивые, и не познаете славы, но наказание…»

            И если Бернард Ги был прав, то тогда Господь Наш Иисус Христос оказался не прав, когда сказал «И се, Я с вами во все дни до скончания века.» (Матф.28:20). Но век же еще не кончился? И Иисус Христос не мог солгать, а Бернард Ги, ослепленный своей злой верой, вполне мог ошибаться, когда говорил:

            «Ты лживо заявлял о том, что святая Мария, Матерь Божья Иисуса Христа, никогда не была женщиной из плоти, но вашей Церковью, твоей и тебе подобных, о которой ты говорил, что она – истинное покаяние, и это ты лживо выдумал, в неблагочестии и лишенности всякого смысла, и ты догматизировал, что такова Дева Мария во тьме».

А Пейре Отье, как я думаю, в своей «догматизации» не ошибался:

«Ты выдумал…, что есть две Церкви, одна благая – твоя секта, о которой ты говорил, что она – Церковь Иисуса Христа и что придерживаясь ее веры, всякий может достичь Спасения…, и другая, злобная Церковь Римская.».

Может ли Дева Мария во тьме умереть?

            У древних египтян был хороший миф, он мне очень нравится. Когда злобный дух пустыни Сет умерщвил бога Осириса, разрубил его тело на множество кусков и разбросал по пустыне, жена-сестра Осириса собрала все куски воедино, омыла тело живой водой Нила, и тот воскрес. Когда Анн Бренон пишет о том, что исторический феномен катаризма умер, она права: нет в этом мире больше Добрых Людей, имеющих власть спасать души, и всякий, кто утверждает, что он – реинкарнация Монсеньора Гвиберта де Кастра или выживший в подполье наследник апостолов, есть лжец. Церковь Добрых Людей умерла в этом мире, но она не перестала быть торжествующей. Она подобна богу Осирису, умерщвленному злым духом (руками злых людей и их злобной верой). Теологический же феномен катаризма только ждет своего часа. Своей весны. И если сказано: «Господь есть Дух; а где Дух Господень, там свобода» (2Кор.3:17), значит, все еще возможно.

            Но для этого нужно несколько простых, и в то же время трудных, вещей. Первое, это знание. Знать, во что верили Добрые Люди, видеть ту дорогу Добра, которую они проповедовали. Раньше это было трудно, почти невозможно: слова Христиан перевирались в писаниях их оппонентов, а историки давали искаженный образ Церкви, как мимикрирующего под христианство манихейства с суицидным уклоном. Но сейчас Добрые Люди обрели голос. Мы можем их слышать – из их текстов и, как это ни парадоксально, из текстов инквизиторов, их убийц. Пейре Отье теперь может говорить с нами (например, в музее Мазамета), и мы можем слышать его. Далее, нам необходима вера, чтобы стоять на дороге Добра, оставаться верными той Церкви, которая невидима, но торжествующая. Пусть говорят, что мы оплакиваем давно умерших и что у нас нет шансов – не будем прогибаться под изменчивый мир. И еще, последнее: нужно мужество. Мужество одного человека бросить вызов этому миру, стать не от мира и принять обеты Справедливости и Истины, чтобы не только обеспечить Спасение самому себе, но и спасти других. «Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь, а не знаешь, откуда приходит и куда уходит» (Иоан.3:8). Будет еще одна Пятидесятница, если понадобится – и если Бог так захочет. А Бог хочет, чтобы все души – Его дети - пробудились. «Возлюбленный мой начал говорить мне: встань, возлюбленная моя, прекрасная моя, выйди! Вот, зима уже прошла…» (Песн.2:10, 11)