April 20th, 2009

Революція гідності

Об исторической правде


http://almouni.blogzoom.fr/397140/Villerouge-Termenes-la-memoire-de-Guilhem-Belibaste/
Я помню этот замок: была ночь, и факелы горели всю дорогу. Рядом со мной - лошади и религиозные гимны, а дальше - архиепископ Нарбоннский и его двор... это была последняя ночь перед огромным костром, пожравшим тело Гийома Белибаста, Доброго Человека, доброго христианина... еретика.
Проводник из будущего кричит: "Нет!"
Но как сегодня остановить свершившееся?
Пламя трещало и блистало, отражаясь в наших глазах, и от музыки наши тела начали дрожать, словно превращаясь в тени пламени. Волынка
стонала, будто стук копыт по мостовой.
Это было в 1321 году, и только с прошлого столетия стали
как положено чтить память этого казненного человека.
Но сегодня ничего, только молчание и тихий замок; прошлое стало самим собой, хоть и посещаемым.

И даже моя книга, хотя она хорошо известна, не продается здесь для туристов.

Может быть, она кого-то раздражает?

Так, значит, не стоит говорить, что прекрасно показать это и все же следовать дорогами исторической справедливости и художественной правды? Но нет, это я горько шучу, ведь я храню в своем сердце ту ночь, где огонь человеческий тщетно бросал вызов звездам небесным…

 

Жан-Луи, а много ли тех, кто следует дорогами исторической справедливости и художественной правды? Церковь, которая сдирает шкуру – она ее сейчас, конечно, не сдирает, ведь ядовитые зубы у нее вырвали. Но в лице некоторых своих представителей, как в псевдоисторических романах Дубинина Антона О.П она только пытается отравлять этим ядом память о людях, которых убила. Впрочем, это ведь часть пиара. Я вообще-то не сторонница сажать людей в тюрьму за отрицание Холокоста, однако когда я вижу подобные произведения, где рассказывается о том, как социально востребованно и религиозно обоснованно было устраивать охоту на людей, и какие душевно сложные герои чисто делали эту грязную работу, то я иногда чувствую, что в законах о наказании за отрицание Холокоста ничего плохого нет. Хотя это нехристианские мысли, просто горечь, когда смотришь на выдуманный автором мир, где он своих идеологических противников рассматривает как "мерсских людишек, которые мешают нам жить", а из их убийц делает героев. Что-то вроде агиографии маньяка, который убивает детей топором из любви к Богу с описаниями его душевных терзаний. И без перехода те же лица скорбят о крестных муках Спасителя. Как все узнаваемо.