?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

I.2. НОВЫЙ  ЗАВЕТ.

 

            Склонность средневековых сект к тому, чтобы считать Евангелие образцом веры, заметна уже у еретиков из Орлеана (1022 г.), Арраса (1025 г.), учеников Пьера де Брюи, и не является чем-то из ряда вон выходящим. Посвящение у катаров при consolamentum, о чем будет рассказано позже, называлась, согласно ритуалу, «отдаться Богу и Евангелию».

          

  Однако, трудно утверждать, все ли катары признавали исключительно текст Евангелия, и сомневались ли они в текстах Деяний Апостолов, Посланий и Апокалипсиса. Сторонники Пьера де Брюи, например, отбрасывали последние тексты.

            В 1270 году одна женщина из Корде (Тарн) свидетельствует, что «Доминиканцы и минориты, а также иные священнослужители не знают истины, а все, кроме Евангелия от святого Иоанна, не имеет ценности». [1]

            В начале XIV века некоторые утверждали, что в католической Церкви не услышишь ничего хорошего, кроме Евангелия и Отче Наш. [2]

            Тем не менее, весь текст Нового Завета постоянно используется ими в полемике; именно на этих условиях альбигойцы из Ломбера согласились на дебаты в 1165 году, а приговор епископа из Лодеве, основывается на «авторитетных текстах Нового Завета», что являлось аргументом ad hominem. [3]

            Послания, особенно Павла и Иоанна, являются основными авторитетными текстами для автора Анонимного трактата или авторов, против которых выступает Монета из Кремоны, а также для автора Книги о двух началах; так же, как значительно позже для проповедей Пьера Отье и последнего лангедокского Совершенного, Белибаста.

            Пьер Отье имеет «очень красивую книгу, чудесно украшенную голубым и золотым, где прекрасным болонским почерком были записаны Евангелия и Послания святого Павла на романском языке». [4]

            Естественно, что они принимали дословно не весь Новый Завет, и что их экзегеза интерпретировала в «мистическом смысле» те отрывки, которые содержали нечто, противоречащее их догматике (например, касательно Воплощения в Евангелии от Луки). Или даже утверждали, что текст подвергся изменениям. Жак, сын Пьера Отье, говорил около 1305 года:

 

«Есть два писания, и только одно из них - наше. То, что дал нам Сын Божий, придя на землю - истинное, вечное и благое; но после Сына Божьего пришел Сатана и составил второе писание по образцу первого, лживое, преходящее и злое; этот текст есть у Церкви Римской; если бы те, кто принадлежит  к Церкви Римской увидели истинное писание, немногие бы его узнали, ибо они слепы; но кроме того, есть между ними и те, которые знают его, скрывают его от других и не хотят слушать его, так их притягивает этот мир».[5]

 

            Некий ученый из Тулузы, Пьер Гарсиас, говорил в 1247 году, что «имел у себя описание Страстей Господних, как они произошли на самом деле» [6]

 

            Тяжело, тем не менее, утверждать, насколько это другое «писание» было чем-то установленным, или все же имеется в виду иное его толкование, и существовала ли какая-то „официальная версия”.

            Практически очень скудные ведомости по этому поводу относятся к следующим пунктам:

  • Отче Наш употреблялось ими в версии Евангелия от Матфея (panem supersubstancialem) вместе с доксологией, фигурирующей в большинстве греческих  и восточных рукописей;
  • Из различных принятых в западном христианстве интерпретаций они выбирали те, которые соответствовали их экзегезе;
  • В их устной традиции существовали необычные logia, точного текста которых установить нельзя.

 

Бог сказал, что тот, кто знает только одно слово, но придерживается его, имеет не меньше заслуг, чем тот, кто знает их сто тысяч. [7]

 

Сын Божий сказал, что есть „три телесных рода: тела людей, тела животных и тела рыб, итак: Пусть мои детки (pusilli) едят только то, что принадлежит рыбам” [8]

 

Христос сказал после Страстей, что не будет уже в руках грешников[9].

 

- Глосса к Ио.16, 25-33, повторенная относительно Ио. 20, 19-29:

 

Христос (сказал апостолам), что пришло время Ему вернуться к Отцу; заповедал им проповедовать Слово Отца во всем мире, и не отрекаться от веры из страха перед наказанием или гонениями в этом мире. Сказал им, что существует десять видов страдания, из которых Он должен пройти через восемь, им же придется пройти через девятое; но в этом девятом он будет помогать им, так что им легче будет cнести его[10]

 

Сын Божий сказал ученикам Своим, чтобы просили Его, и будет им дано. Они же отошли в сторону и советовались между собой, что попросят Его о безопасности, так чтобы они могли ничего не бояться. Вернулись к нему и попросили Его об этом. Сын Божий ответил, что негоже давать слуге лучший заработок, чем господину. Они, видя, что Он верно отказал им в этой просьбе, ибо сам Сын Божий не мог быть безопасным в этом мире, опять стали советоваться, и Иоанн сказал тогда, что попросят Его о такой же силе, какую и Он имел, чтобы они могли передавать ее другим. И вернувшись к Сыну Божьему, сказали Ему, что просят Его об этой силе, а Он сказал, что дает им ее от имени Отца. Сказав это, доверил им возвещать Его Слово, указывая каждому из них страну, где должен был возвещать его. Петру же оставил Церковь и вступил на Небеса. И апостолы возвещали слово Его в мире, который во зле лежит. [11]

 

Но ясно одно: католическая версия Нового Завета и его романский перевод принимались всеми катарами. Каждый совершенный имел при себе его текст, используемый также для возложения Книги на голову новопринятого во время consolamentum. В нашем распоряжении есть один такой текст, предваряемый литургическими формулами. Текст Нового Завета, который там приводится – абсолютно ортодоксальный.

Поэтому нельзя говорить о какой-то катарской версии Нового Завета. Катары не удалялись от принятого во всем христианстве текста ни в полемике, ни во внутренней практике, а если они что-то принимали или предлагали сверх того, то ничего из этого до нас не дошло, за исключением цитируемых выше элементов.



[1]Doat XXY, f 57 r. Стихи Евангелия от святого Иоанна были единственными литургическими стихами в consolamentum.  

[2]Registre de Jacques Fournier, op.cit., t. I, s. 241, 473 ; t.II, 13 ; t.III, s.235. 

[3]Loc.cit. supra, стр. 13. 

[4]Loc.cit. supra, стр. 13. 

[5]Registre de Jacques Fournier, op.cit., t..III, s.236.  Согласно легату Генриху де Марси (op.cit. supra, стр. 5) «были у них евангелисты, которые прежде всего искажали правду, а потом фабриковали новое Евангелие и провозглашали обманутому народу новые догматы, почерпнутые из их злых сердец».

[6]Оc.cit., стр. 97. 

[7]Registre de Jacques Fournier, op.cit t.II, 28-29. 

[8]Ibid., t.II, s 35. 

[9]Eckbert, op.cit., s 88.  Post illud tempus passionis suae, ipso non venit in manus eorum ; - J. Fournier, t..III, s.233. Dei Filius, postquam apparuit surrexisse a mortuis, dixit apostolis suis quod ex tund non eset inter manus peccatorum.

[10]Registre de Jacques Fournier, op.cit t.II, s. 47. 

[11]Ibid., t.II, s. 50. 

Comments

Profile

Революція гідності
credentes
credentes

Latest Month

November 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Taylor Savvy