credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Несгибаемость - великая сила

Оригинал взят у stzozo в Несгибаемость - великая сила
http://zolotoperoff.livejournal.com/8085.html
Судьбы храмов вступают иногда в своеобразную перекличку. Не всегда реально случившимися фактами истории, иногда «возможными вариантами событий». Вот в частности самое скандальное событие 2012-го - акция панк-группы «Pussy Riot» еще раз подтвердила несчастливую судьбу места, где она была проведена. Как известно Храм Христа Спасителя ( далее ХХС) строился (от идеи создания до освящения) больше 70-ти лет, при Советах был разрушен, затем отстроен заново и передан в дар РПЦ уже новыми российскими властями, став таким образом неким символом содружества церкви и власти. Между тем для исполнения композиции «Богородица, Путина прогони!» будь у этой акции сугубо кощуницкие помыслы, гораздо больше подходил храм Покрова Святой Богородицы, что на Рву, более известный под названием Собор Василия Блаженного.

Рискну предположить, что пройди эта акция именно там, в знаменитом храме на Красной площади, реакция в обществе была бы просто испепеляющая, настолько любим и почитаем этот собор даже среди невоцерковленных россиян.

Однако несмотря на любовь и почитание этот храм мог повторить судьбу ХХС и быть разрушенным в период сталинского правления. Об этой истории мой сегодняшний рассказ.

Обстановка вокруг религиозных памятников в начале 30-х обострилась.

Особая ситуация в столице.

Храм Христа Спасителя взрывают в декабре 31-го, для того чтобы освободить площадку под строительство главного, по замыслу, сооружения эпохи — Дворца Советов с гигантским памятником Ленину на крыше. Руководит подрывными работами лично новый энергичный московский руководитель Лазарь Каганович.

Далее будущий «железный нарком» обращает свой взор на Красную площадь. Его логика в вопросах реконструкции центра Москвы железобетонна, её он излагает на встрече с главными архитекторами страны - они (памятники) мешают мне проводить праздничные демонстрации!

На Красной площади и его окрестностях большевики наметили следующие цели для уничтожения - Казанский собор, Воскресенские (Иверские) ворота с часовней, Палаты Голицина в Охотном ряду, Собор Василия Блаженного.

В это же время основатель музея - усадьбы Коломенское, сорокалетний учёный-реставратор, Пётр Дмитриевич Барановский как раз занимается реставрацией Голицинских палат. Именно там и проходит его первое (без преувеличения сказать) боевое столкновение с властями. Осенью 32-го Моссовет принимает решение об их сносе. Учёным удалось собрать комиссию ВЦИК которая объявила эти объекты памятниками культуры, однако эта бумажка на подъехавших подрывников никакого впечатления не произвела, тогда Барановский закидывает сапёров камнями со второго этажа и вынуждает их покинуть объект! Несколько дней выиграно! Но и только. Голицинские палаты всё равно сносят.

Можете себе представить горечь человека, определившего смыслом своей жизни восстановление памятников истории, с кисточкой и мастерком воссоздающего красоту творений былых времен, когда он видит на месте своей работы груду развалин. Думаю, что Петр Дмитриевич многое понял на этих руинах и как это не цинично звучит — приобрёл ценный опыт.

Через год, в августе 33-го, тучи сгущаются уже над главным храмом Красной площади.
К тому времени многие историки, реставраторы, архитекторы, работающие в околорелигиозной сфере, арестованы. Сам Барановский давно «на карандаше» у органов. Уже написаны «обличающие» (читай доносительские) статьи в прессе, где утверждается, что реставрацией памятников занимаются «верные сыновья буржуазии», с указанием фамилий этих «сыновей» (Барановский в списке).

Другой штрих к обстановке того времени — в стране царит, без преувеличения, антирелигиозный психоз — церкви, где просто сносятся, где переделываются в клубы или склады, арестовываются священники. Деятельность властей в этом направлении находит живейший отклик в обществе. Свежесозданный «Союз воинствующих безбожников» действует с таким азартом и креативом, что по сравнению с ним нынешние привластные организации, типа нашистов - просто группа продлённого дня в начальной школе.

Выйти против этой лавины, это мужество, на которое мало кто способен. Заметьте — ни один из руководителей тогдашней РПЦ, не один профессиональный верующий (как много этой породы мы наблюдаем сегодня!!!) даже не высунулся ни на защиту ХХС, ни теперь, на защиту Собора.

Барановский пишет в Кремль, Сталину. Просит его принять. Итог - в сентябре 33-го Барановского и архитектора Засыпкина вызывают в Моссовет. В кабинете заместителя председателя Моссовета Усова (это максимум, куда удалось «допрыгнуть») помимо хозяина кабинета их ожидают начальник отдела благоустройства тов. Хорошилкин и начальник Мосразбортреста тов. Иванюк. Специально привожу эти фамилии и должности, чтобы вам было понятно, на каком уровне исполнителей уже находится вопрос.

Никаких переговоров не ведётся. Учёных просто информируют о принятом решении «очистить город от старого хлама, тормозящего социалистическое строительство» и милостиво разрешают «для истории» провести обмеры, готового на заклание здания.

Что делать теперь? Продолжать борьбу! Но как?!! Снова собирать общественность и писать письма? Результаты уже известны. К тому же счёт идёт на дни! Бывший подпоручик царской армии Барановский всё для себя решил и выходит на последний бой.

Он буквально поселяется в храме, не уходит оттуда даже ночью, занимается своими обмерами (поручение Моссовета, тут не подкопаешься) и встречает подъехавших сапёров (не удержусь от сравнения) со сталинградским фатализмом и простыми словами — взрывайте вместе со мной! Попав в нештатную ситуацию служивые запрашивают план действий у своего начальства, те еще выше, те еще выше, в результате ситуацию докладывают Сталину и бывший семинарист, возможно и сам не до конца уверенный в правильности принятого с лизоблюдским задором московскими властями, решения, раздраженно отмахивается — оставьте пока, после решим. В каком-то смысле Барановский всё-таки попал на приём к единственному, как любят сейчас выражаться сейлзы, ЛПР Империи и сумел что-то переключить. Вопрос в результате отложился навсегда.

Другой вопрос, что такого рода поступки не могли оставаться безнаказанными. С требованием оплаты власти решили не задерживать. Уже в начале октября Барановского арестовывают. Пол-года ему мучают на допросах, требуют сознаться в деятельном участии в заговорческой организации, потом дают три года лагерей и отправляют в Сибирь. В лагерях он не сгинул, меньше чем через три года он вернулся в Москву и продолжил до 92-х лет жизни заниматься любимым делом. Т.е. с какой стороны не посмотри — это история со счастливым концом!

Но как иногда судьба умеет выбирать для своего промысла нужных людей! Тех, которые не струсят, не впадут в бессмысленную истерику, а просто будут верны сами себе. Ведь по сути герой нашей статьи в этой истории делал то, что и всегда — сохранял культуру.

Сохранённый Собор Василия Блаженного, едва ли не больший символ Москвы, чем сам Кремль, храм построенный в эпоху Ивана Грозного, после завоевания Казанского и Астраханского ханств, отразивший в себе искания русским обществом своего места в мире (Восток-не Восток, Запад-не Запад), сцементировал в себе такой глубинный пласт культуры, куда большевики со своим любимым инструментом киркой и лопатой так и не сумели добраться. Но произошло это не само по себе, а благодаря противодействию конкретных людей и тому, что можно назвать эффектом Барановского и описать следующим образом:

Человек, истово уверенный в своей правоте, не ищущий личного спасения и делающий правильные шаги может стать соломинкой, способной переломить спину любому верблюду.

Tags: Размышлизмы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments