credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Казнить нельзя, помиловать (продолжение 6)

Казнить нельзя, помиловать или является ли христианство собственностью ортодоксов?

Казнить нельзя, помиловать (продолжение)Казнить нельзя, помиловать (продолжение 1)

Казнить нельзя, помиловать (продолжение 2)

Казнить нельзя, помиловать (продолжение 3)

Казнить нельзя, помиловать (продолжение 4)

Казнить нельзя, помиловать (продолжение 5)

Но вот, наконец, мы подходим к главному, на мой взгляд вопросу, который задает Сергий Худиев (и сам же на него отвечает).

 «Безнравственно ли верить в то, что те, кто навсегда избрал путь противления, в итоге будут изгнаны вот тьму внешнюю и лишены возможности причинять зло Божиему творению? Безнравственно ли верить в то, что вечность для них окажется в высшей степени ужасным местом? Погрешим ли мы против совести, отвернемся ли мы от Истинного Света, если поверим в то, что это возможно, и, что нам стоит быть предупрежденными о такой возможности?»

Да, скажу я таким теологам, это безнравственно, против совести и в высшей мере не по-христиански.

 Мне могут возразить: Христос и ад – враги, но ведь души могут избрать зло, по причине того, что Бог наделил их знанием добра и зла, а также возможностью выбора делать зло или воздерживаться от делания зла.

Я очень часто слышала эти слова, которые, по-моему, являются краеугольным камнем ортодоксальной идей о свободе воли – о сознательном и свободном избрании пути противления. Мы неизбежно выбираем тот или другой путь, и, когда наш выбор умножится на вечность, он неизбежно приведет нас в то или другое место назначения, - говорит нам Сергей Худиев. Но разве в данном случае он не представляет Бога как экспериментатора, который сажает в запутанный лабиринт крысу (в данном случае душу), чтобы посмотреть, а какой путь в нем она выберет и к какому пункту назначения в результате придет? Однако же, далеко не все христианские мыслители позволяли себе относиться к Богу столь богохульным образом.

Уже цитированный мною Джованни де Луджио так рассматривает эту проблему. Ортодоксальная теология представляет ситуацию так, что первыми пали ангелы, которые потом соблазнили людей (по крайней мере, тот из них, кто принял облик Змия). Прежде всего,  Монсеньор Джованни задается вопросом – если Бог, как веруют многие люди, изначально создал Свое творение благим, (ведь недаром и Книга Бытия постоянно повторяет нам: и увидел Он, что это хорошо…), и ничего не было что противостояло бы Ему, то было ли Ему известно, что некоторые из них станут демонами и падут вследствие своего свободного выбора? Если нет, значит, Он не является всеведущим, а ведь Он должен знать «все возможные варианты того, как все может случиться», ведь, как говорили Аристотель и аристотелики, все вещи изначально содержатся в божественной мудрости. Да и Библия говорит то же самое: «Боже вечный, ведающий сокровенное и знающий все прежде бытия его!» (Дан.13:42). Если да, то есть два варианта. Либо эти ангелы не могли не пасть и не сделаться демонами, и это содержалось в Божием замысле  - но тогда, тем более, не может идти речь ни о какой свободе воли как таковой, потому что по-настоящему эти ангелы _не могли_ выбрать ничего другого, кроме того, что выбрали, их выбор был вовсе не свободным, а обусловленным.  Ведь «Бог совершает все то, что угодно Ему, и Его могущество ничем не обусловлено», поэтому Он заранее задает задачу, которую невозможно решить – устраивает «проверку на вшивость» Своим созданиям, делая вид, что они выбирают свободно, но на самом деле прекрасно зная, кто именно из них эту проверку не выдержит. Но тогда получается, что Бог заранее создал некоторые свои создания такими, что не могут пройти тест. То есть, в картине мира, которую рисуют ортодоксы, для падших ангелов не было никакой возможности избегнуть зла, но при этом они еще и оказались за это наказанными. Но есть и второй вариант. Вариант, который пугает ортодоксов, ведь для его признания нужна не только интеллектуальная честность, но еще и интеллектуальная смелость. Причиной падения ангелов являлось нечто другое, что изначально противилось Божьему замыслу и никогда в нем не было, что «является источником (caput) и причиной несовершенства как ангелов, так и других существ, и всякого зла».

То же получается и по отношению к людям. Повторимся, что, как правило, ортодоксы говорят следующим образом: люди получают свободу творить добро и зло, но есть такие, которые не делают добра и не пользуются своей свободой воли для творения добра, и не пользуются своим знанием добра и зла. Значит, они делают свободный и сознательный выбор «в сторону противления Богу» и должны нести за это ответственность «по всей строгости». Но говоря так, они просто приписывают людям сознательное желание идти в огонь вечный и страдать от вечных мучений, а ведь вряд ли кто-то в здравом уме имеет такое желание, происходящее от свободного выбора. Следовательно, говорить о _свободном и сознательном выборе зла_ не представляется возможным.

   Можно пересказать этот высокоученый схоластический дискурс иначе. Представим себе школу, где дети ничего не знают о наркотиках. Представим себе другую школу, куда наркодилеры присылают продавцов, которые постоянно торчат под школой и предлагают эти наркотики детям. Если провести параллель с идеями ортодоксов о свободе воли, получается, что самая настоящая свобода воли господствует именно во второй школе. Ведь там дети знают о том, что такое наркотики, и имеют возможность выбрать, употреблять их или нет, сказать им «да» или «нет». И если они становятся наркоманами, соблазнившись предложением, то туда им и дорога – они сознательно выбирают путь противления Божьей воле, и поэтому их следует изгнать во тьму внешнюю. А ведь врачи недаром придумали мудрую поговорку. «Не надо говорить наркотикам «да». Не надо говорить наркотикам «нет». С наркотиками вообще не надо разговаривать.» В этом и состоит настоящая свобода. Потому что возможность выбирать между добром и злом означает не свободный выбор, а соблазн злом.

             Именно поэтому верить в то, что избравшие путь противления справедливо изгоняются во тьму внешнюю, безнравственно. Потому что на самом деле никогого свободного выбора в такой картине мира нет. Просто доминирующие христианские Церкви привили людям веру в Бога гнева. Он требует мщенья и не терпит не только грешников, но и тех, кто призывает защищать их право на свободу от пыток (прописанное в ст.3 Всеобщей Декларации прав человека и других международных документах). «Оправдывающий нечестивого и обвиняющий праведного - оба мерзость пред Господом» (Притч. 17:15) – подкрепляет Сергей Худиев свое мнение цитатой из Писаний. Но в глазах Бога всякий человек – нечестивый. Все мы – грешники, и Бог всех нас одинаково ненавидит. «Те, которые, не [имея] закона, согрешили, вне закона и погибнут; а те, которые под законом согрешили, по закону осудятся» (Рим.2:12) – отвечу я Сергею другой цитатой из Писаний. Если он вписывает Бога и мирозданье в такой закон, то он перед этим законом и будет отвечать. Но оправдается ли?

Tags: Воскресные размышления
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Анн Бренон. Катарский словарик. Буква Г

    Г Гаратисты – Итальянские доминиканцы обозначали этим словом (« garatenses по латыни) в XIII веке членов катарской…

  • О посте у катаров

    О посте у катаров. В эти дни католики и православные переживают первую неделю Великого Поста. Для катарского клира - Добрых Людей – пост…

  • Анн Бренон. Катарский словарик. Буква В

    В Вальденсы – Отвергнутые Церковью после того, как они пытались инициировать реигиозные реформы в Лионе, Лионские Бедняки или…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment