credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Казнить нельзя, помиловать (продолжение)

Начало здесь http://credentes.livejournal.com/173027.html

В представлении иной интерпретации как _искажения_ и даже _искажения недопустимого для христианства_ так и проглядывает традиция нетерпимости ко всякой инаковости. Но так было всегда - ортодоксы не просто домогались места под солнцем – они утверждали и продолжают утверждать, что им принадлежит единственное законное место. Признаком этого является радостное принятие и даже требование помощи государства в утверждении этих претензий на единственную абсолютную законность.

 

В этой связи, особенно после недавнего приговора по делу «Пусек» хотелось бы также рассмотреть подробнее  удивительный цинизм католических пропагандистов, которые делают вид, что это _только РПЦ_ «позорит имя христианства». Если читать посты жж-юзера Алан Кристиан, то складывается впечатление, чего-то современного, высокоморального, соответствующего правам человека да и просто сердечного.  Восторженно пересказывается проповедь католического священника в католическом кафедральном Соборе Москвы: «Вот на Украине тут спилили крест, многие так ужасались. Крест спилили! Ведь это ужасно! А может быть, стоило бы поменьше ужасаться - ничего ведь нового, были годы, когда здесь, на русской земле, и священников живых в землю закапывали. Вот это были настоящие гонения, и ничего, Церковь выжила. Что же до спиленного креста... Если кого-то так страшно возмущает спиленный крест, но притом не возмущает, что живых людей беззаконно осудили и лишили свободы, - вот это и есть тяжкий грех». Повторюсь, что это восторженно цитирует автор, пишущий не менее восторженные (плохие и совершенно не соответствующие исторической действительности) романы о выдуманных инквизиторах, об их тяжком кресте защиты веры, о том, как ради Бога и правды они должны были осуждать на лишение свободы и казнь людей, которые думали и верили иначе. Автор, воспевающий Инквизицию и тут же, в комментах к своему посту хвалящийся этим – «мы с мифом про злую инквизицию столько лет живем и даже боремся». То есть, когда Римская Церковь осуждает на казнь и училище – это вовсе не зло, а очень даже по-христиански. Когда подобные вещи происходят с подачи РПЦ – о да, этому надо пафосно повозмущаться. Возникает вопрос – а когда же этот человек лжет? Ну а что до спиленных крестов, то в таких случаях РКЦ – тогда, когда светская власть еще исполняла ее пожелания – поступала намного круче. Вот только один из примеров -  «15 декабря 1560 г. несколько молодых и особо рьяных гугенотов, "разгорячённых вином, а ещё более проповедями своих пасторов", опрокинули статую Святой Девы и "бесчестным образом" протащили её по всем городским улицам, громко повторяя "богохульства, которым они научились", направленные против тех почестей, которое католики оказывают изображениям. Так как никто не помешал им таскать по городу эту фигуру в течение всей ночи, они задались целью разбить ее на части; но, "застигнутые рассветом, они оставили её "в ручье, посреди грязи".

 

Первые из католиков, которые увидели этот образ в таком состоянии, уведомили консулов; те же сообщили о случившемся викарию епископа, который немедленнно распорядился организовать публичные молебны и общую процессию, с целью водрузить статую на место. К этому были привлечены все религиозные конгрегации и городские цеха. Но едва священники подняли эту статую с земли, как "люди, воодушевлённые небывалым рвением перед лицом подобного надругательства", взялись за оружие, покинули процессию и накинулись без разбора на всех гугенотов, которых можно было заподозрить в таком "кощунстве". Некоторые, которые попались им под руку, были убиты,и не "найдя больше еретиков, на которых можно было сорвать злость", фанатики ворвались в их дома и предали их разграблению, и даже присутствие городского магистрата не могло успокоить это возмущение… Всего в этот день было убито 8 человек.

MAHUL (Joseph-Alphonse) [éd.], Cartulaire et archives des communes de l’ancien diocèse et de l’arrondissement administratif de Carcassonne, vol. VI, p.38. Однако в 1562 г. городские власти предприняли розыск тех, кто совершил надругательство над статуей Святой Девы. Основным виновникам удалось бежать; их сообщники были повешены, а другие приговорены заочно. В числе последних были Жан де Монтредон, сеньор Гаспароля, и Франсуа Жоффруа, родом из Мазамета, которые должны были быть подвергнуты публичному позору, а потом разорваны на части четырьмя лошадьми; Раймон де Се, Поль де Сен-Сиран,и Франсуа де Мезон были приговорены к колесованию, а имущество всех виновников конфисковано, частично в пользу короля,  а частично в пользу церкви св. Михаила, где было совершено святотатство» (отсюда http://raimon-lo-fol.livejournal.com/83470.html)

Автор всячески переживает по поводу православн
ых патрулей, восклицая, что они напоминают ему агрессивное католическое Белое Братство епископа Фулько в Тулузе, но с той оговоркой, что православные патрули – это ужас-ужас-ужас, а в Тулузе таки надо было охранять святыни от богохульства. Одним словом, терциарий Церкви, которая убивала, и не осудила этого, которая до сих пор продолжает все это восхвалять, упрекает другую Церковь, что она берет у нее худшие примеры. Но  ведь в отличие от кальвинистов, которых он с такой радостью пинает, РКЦ не покаялась в грехах прошлого.

 

Но тем, кто считает себя принадлежащими к христианской семье, недостаточно просто проклясть грехи прошлого, ведь вирус нетерпимости, который поощрял и продолжает поощрять насилие со стороны государства жив и опасен, причем он не просто в политике РПЦ – в данном случае он дремлет в самих текстах христианской традиции, вернее, в ортодоксальном понимании.  И это значит, что и при всем очаровании нынешних речей пламенных римо-католических жж-шников, их приверженность правам, меньшинствам и прочим феминизмам – всего лишь дань политической моде. Поэтому интерпретация собственных святых текстов дает нам возможность «выбить у противника оружие из рук».

 

При прочтении Писания христиане сталкиваются  с чисто герменевтической проблемой, и помочь тут сможет только герменевтическая терапия. Без тщательного и сквозного перепрочитывания собственной нормативной традиции всякая христианская преданность религиозной терпимости будет только поверхностной и шаткой. При изменении политического контекста или морального климата, вирус нетерпимости, угнетенный, но не уничтоженный, вновь и вновь поражает сознание христиан. Потому перепрочитывание Писания – это метанойя, которая помогает свернуть с пути нетерпимости, она «очищает не только сердце, но и разум» (Люк Тимоти Джонсон).

(Продолжение следует)

Tags: Воскресные размышления
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments