credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

О ремесле медиевиста

 Историописание… особенно изучение истории… ереси, требует от нас поиска подхода и методов, соответствующих «группам, отброшенным за скобки доминирующего дискурса историографии», как писал де Серто. Тот, кто желает изъять этих «забытых» из зоны слепого молчания, преодолеть безразличие архивов и придать их материалам человеческое звучание, должен соответственно изменить и собственное мышление… Таким образом, проблема того, кем были эти люди из прошлого, неумолимо приводит историка к вопрошанию о том, кто такой он сам… Во времена господства позитивизма, требующего строгого нейтралитета, все это отвергалось. Сегодня мы знаем, что такой нейтралитет невозможен, и, более того, губителен, ибо он противоречит… самоопределению историка и «позиции, с которой он говорит». Только выясняя для себя и для общественности подчас очень смутные мотивы, которыми руководствовался историк, стремясь к объекту исследования, будет честным и одновременно поучительным позволять себе придерживаться строгости и дистанции, необходимых для ремесла историка.

          Наиболее подходящим методом для изучения «еретиков» фактически является метод, применяемый для изучения подполья. Достаточно прочесть Жана Жиро, жившего в начале ХХ века, чтобы увидеть, что, происходя из Лангедока, он был способен распознать под латинскими названиями имена мест, деревень и людей, но он и не подозревал, сколько неверной информации кроется в документах, которые он изучал. А после периода оккупации подобные хитрости стали общеизвестны: таким образом, историк всегда ограничен условиями или, по крайней мере, находится под влиянием своей эпохи… Следом за Натаном Вохтелем, историком североамериканских индейцев, и историками Сопротивления, исследователи научились находить под видением победителей видение побежденных. Однако историки Сопротивления могут сравнивать официальные документы с устными показаниями выживших жертв…, что дает им меру достоверности. Медиевист же осужден работать исключительно с текстами, и потому ему надлежит быть скромным. Ему приходится смиряться с такой темной стороной дела.

         Тем более, что изучаемое им подполье принимает особые формы: это религиозные общины, преследуемые из-за их веры и пытающиеся защищаться. Таким образом, борьба на уничтожение начинается еще в области теологии, еще до поражения, когда она переходит в этап преследований и полицейских и юридических репрессий...

Чувство родства с религиозной традицией позволяет вдуматься в ее духовный смысл, и даже преодолеть различия. Я вновь хочу вернуться к примеру Мишеля де Серто. Он был иезуитом, способным постичь мысль и веру мистиков XVI и XVII века, историком и философом, уважавшим их инаковость. По поводу одного из них, Сурена, у него вырвался прямо таки крик души: «Этот живой голос, который слышен еще из могилы текста». Но это наше общее желание: слышать, как голоса живых поднимаются, иногда посреди шума, из этих пожелтевших страниц, где хранится их судьба.

 Анни Казенаве

Tags: Анни Казенаве
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Праздник ли Вознесение?

    «При реках Вавилона, там сидели мы и плакали, когда вспоминали о Сионе; на вербах, посреди его, повесили мы наши арфы. Там пленившие нас…

  • Рустем в июне 2018 года. Львов.

    Июнь мы преимущественно провели во Львове, если не считать нашей короткой поездки в Болгарию, но без Рустема. Рустему и дома хорошо, если водят в…

  • Анн Бренон. Катарский словарик. Буквы А - V

    А Adoremus – См. молитва. Aparalhament – Окситанское слово, означающее «приготовление», и описывающее…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments