credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Categories:
  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Анн Бренон. 33 цитаты.

КАТАРЫ
Тексты, подготовленные и представленные Анн Бренон-Гаск


«Есть две Церкви: одна гонима, но прощает, а другая стремится всем завладеть и сдирает шкуру»
Пейре Отье


Мудрость - явление не всегда вневременное, иначе бы не существовало истории... Катары были средневековыми христианами. В 12-м веке их объявили еретиками и на протяжении 13 и 14 веков подвергали жестоким религиозным преследованиям за их спиритуальность, за презрение к миру, за их взгляд на сущность монашеской жизни, противоречившие  новым военизированным и теократическим тенденциям,  которые стали доминировать в Церкви после грегорианской реформы. Современные критические и исторические исследования помогают снять с катаров обветшалые ярлыки манихейства и восточной экзотики, навешанные на них 19-ым веком.

 Таким образом, их голоса мудрости звучат только в контексте христианском, и даже средневеково христианском. Их культура была евангелической культурой, их практикой была апостольская жизнь. Но тем не менее, их гуманистическое послание позволяет нам - современным людям - по-настоящему понять эту мудрость и увидеть её мощный источник. Более того, мы осознаём, что послание это, без сомнения, универсально, хотя признание ценности этой универсальности немного запоздало.  
 Давайте вспомним кое-что из истории. Преследуемые по всей Европе, еретические общины, не без помощи аристократии, укоренились в Италии и на Юге Франции (Лангедоке или Окситании); в Тулузе и Фуа, в Аженуа и Минервуа, внутри Castra - укрепленных городков южнофранцузской аристократии (бургад) -  катарские "добрые мужчины" и "добрые женщины" создавали свои общины, устанавливали свою иерархию епископов и диаконов, и фактически стали обычным монашеским христианским орденом, который конкурировал с Римом в области проповеди Евангелия и спасения душ.
 Потребовалось двадцать лет священной войны (1209 - 1229), завоевания Лангедока французской короной и сто лет инквизиции (1233- 1330), чтобы искоренить из глубины сердец огромной массы людей веру катаров. Их идеи - суть их проповедей, их христианского послания - были полностью задушены в начале 14-го века, когда последний из добрых людей был пойман и сожжен. Что же осталось у нас сегодня?  
 Остались поразительные фрагменты, зафиксированные невозмутимым пером средневековых писарей и нотариусов: в архивах инквизиции хранятся вырванные силой свидетельства верующих, которые вынуждены были признаваться в своих связях с находящимися в подполье еретиками. Итак, у нас есть память о братских разговорах у очага, о многочисленных подарках и долгожданных проповедях. Сохранились также пять фрагментов манускриптов, написанных самими катарами: два трактата и три ритуала, на языке окситан и латыни. Эти тексты раскрывают нам развитие их отважной теологической мысли, которая основана на Новом Завете и изложена, согласно стилю того времени, иногда с хорошо отточенной схоластической аргументацией.
 Но как - спросят нас - как нам понять и принять эту еретическую средневековую мудрость? Их проповедь - это обычная проповедь христианской надежды: о Царстве Божьем, которое не от мира сего и которое обещано кротким, смиренным, нищим духом и гонимым за правду. Но проповедь эта стала запрещённой - во-первых, потому, что она противоречила теократическим претензиям папства на власть над миром согласно воле Божией, и, во-вторых, потому что она опровергала догматы об ужасах Страшного Суда и вечного Ада, на которых средневековая Церковь основывала своё доминирование над паствой. Вместо этого добрые мужчины и женщины проповедовали окончательное спасение для всех душ, а их христианское послание часто несло на себе печать своего рода насмешливого гуманизма, удивительно современного и рационального. Этот юмор выражался в высмеивании "суеверных" практик римской церкви: культа Распятия и святых, чудотворных икон и статуй, реликвий, мест поклонения и чудес.
 Воле к власти и жажде богатства Церкви-преследовательницы они противопоставляли старинный идеал евангельской бедности и ненасилия, а бесконечной череде изображений гонимых Дьяволом в адскую пасть проклятых, которыми пестрели порталы кафедральных соборов, они противопоставляли надежду для всех душ, детей Божьих. Вместо мстительного Судии они обращались к Отцу Небесному.
 Это была не грохочущая гневом проповедь, но тихая, немного насмешливая, и всегда братская. Мы собираем ее обломки, чтобы она не была забыта, чтобы это запрещенное слово утешения, которому пытались заткнуть рот, было услышано, чтобы эта сожженная на кострах инквизиции мудрость жила.
 Анн Бренон-Гаск

Отче Святый, Боже правый добрых духов, который никогда не лгал и не обманывал, не ошибался и не сомневался, не дай нам умереть в мире чужом Богу, а дай нам познать то, что Ты знаешь, и полюбить то, что Ты любишь.
 (Молитва катаров, Арьеж, начало 14-го века)


Две Церкви 

 Вот какова их ересь. Они говорят, что у них есть своя Церковь, потому что только они следуют Христу, и что они живут, как Его истинные ученики, апостольской жизнью, потому что они не ищут мира сего и не имеют ни домов, ни полей, ни серебра, ни золота. Как Христос не имел ничего, так Он не позволял и ученикам Своим ничего иметь...
 И еще они говорят: "Мы, бедняки Христовы, бродим "гонимые из города в город" (Мф. 10, 23), "как овцы среди волков" (Мф. 10, 16), мы страдаем от преследований, как апостолы и мученики. Однако мы ведём жизнь святую и полную лишений, в постах и воздержании, посвящая свои дни и ночи молитвам и работе, и не ищем никакого вознаграждения своему труду, кроме как необходимого для поддержания жизни нашей. Мы придерживаемся всего этого, ибо мы - не от мира сего; но вы, любящие мир, вы заключили сделку с миром, потому что вы - от мира (Парафраза Ио. 15, 19)... "Мы, как и отцы наши - наследники апостолов, и мы получили это по благодати Христовой, и так будет до конца времён. И чтобы различить вас и нас, Христос сказал: "По плодам их узнаете их" (Мф. 7, 16). Наши плоды - это наследование Христа"
 (Письмо аббата Эвервина святому Бернару, Рейнские земли, около 1144 года)
 
 И тогда [добрый человек Пейре Отье] взял меня за руку и усадил рядом с собой... Он сказал мне: "Пейре, для меня большая радость говорить с тобой. Мне сказали, что ты - добрый верующий, и я, если Бог так захочет, хочу показать тебе дорогу к спасению и к Богу... как Христос и Его апостолы, которые не лгали и не обманывали. И это мы, которые следуем дорогой апостолов, и я скажу тебе причину, по которой нас называют еретиками: это потому что мир ненавидит нас. И не удивительно, что мир ненавидит нас (1 Ио. 3, 13), ибо так же ненавидели и Господа нашего и преследовали апостолов Его. И нас, нас самих, так же ненавидят и преследуют по причине слова Его, которого мы стойко придерживаемся. Ибо тех, кто желает добра, и хочет защищать свою веру со всей решимостью, их враги хотят распять и побить камнями, как они поступали с апостолами, которые отказывались отречься даже от одного слова своей веры. Ибо есть две Церкви: одна гонима, но прощает (Мф. 10, 23), а другая стремится всем завладеть и сдирает шкуру; и только та Церковь, которая гонима, но прощает, только она имеет право называться апостольской; ибо она как говорит, так и делает. А та Церковь, которая стремится всем завладеть и сдирает шкуру, это римская Церковь".
 (Пейре Маури, июнь 1324 года)
 
[Наша] Церковь страдает от преследований и гонений и принимает мученичество во имя Христа, как и Он сам пострадал, желая искупить и спасти Церковь Свою, и чтобы жить по слову Его до скончания веков, она вынуждена терпеть преследования, позор и проклятия, как сказано в Евангелии от Святого Иоанна (Ио. 15, 20): „Если Меня гнали, будут гнать и  вас”. И сказано в Евангелии от Святого Матфея (Мт. 5, 10-12): „Блаженны гонимые за правду, ибо их есть Царствие Небесное”... Мы хотим заметить, что все эти слова Христа противоречат злобной Церкви Римской, ибо ее не преследуют ни ради добра, ни ради справедливости, ни ради чего иного; наоборот, именно она преследует и приговаривает к смерти всякого, кто не соглашается с ее грехами и преступлениями. И ее не гонят из города в город (Мт. 10,23), наоборот, она господствует над городами, весями и провинциями, и она восседает среди роскоши мира сего, и ее боятся короли, императоры и бароны. И служители ее ни в коем случае не есть овцами среди волков, а волками среди овец и козлищ…  
Но вопреки всему этому, священники Церкви Римской не брезгуют ничем и без зазрения совести утверждают, что это они – овцы и агнцы Христовы, и говорят, что Церковь  Христа, которую они преследуют, это Церковь волков…
(Дублинский Ритуал катаров, Северная Италия, около 1350 года)
 
Два творения – мир и Царствие.
 
 Но так как они многочисленны, то они менее всего заботятся об ином мире и иных творениях и не тяготятся этим. И они не видят, что сами они злые, суетные и преходящие, и что сами они, без всякого сомнения, из ничего вышли и в ничто вернутся. Но мы, мы, которые знаем о существовании иного мира и иных творений, непреходящих и вечных, в этом полагаем всю нашу радость и всю нашу надежду…
(Анонимный трактат катаров, Лангедок, около 1220 года)
 
 Апостол Павел провозгласил, говоря о воскресении: „Но то скажу вам, братья, что плоть и кровь не могут наследовать Царствия Божия (1 Кор. 15,50)”, и ещё: «Ибо знайте, что никакой блудник, или нечистый, или любостяжатель – который есть идолослужитель – не имеет наследия в Царстве Христа и Бога (Еф. 5,5)». И это потому мы говорим так, дабы знать, что есть царствие мира сего и чтобы мы знали, что его князь несправедлив, и что Царствие Христа и Бога никогда не будет иметь подобных наследников, и никогда не придёт посредством подобной испорченности.
 Но когда Царствие Божие придёт, мы верим, будет новая земля и новое небо...
(Анонимный трактат катаров, Лангедок, около 1220 года)
 
 [Добрый человек Гийом Белибаст] проповедовал, что в Книге пророчества Исайи говорится, что …на седьмом небе, где Отец Святой, там свет негаснущий и люди прекрасные. И они носят короны ярче солнца. И что люди всех семи небес поют песнь Сиона, но те, кто на небесах высших, поют ее лучше, чем другие. И это место уготовано истинно прекрасным…  
 И оно уготовано ангелам, всем добрым мужчинам и добрым женщинам.
 Но, что касается женщин, то души мужчин и женщин не отличаются друг от друга. Это только в телах мужчин и женщин Сатана, владыка мира сего, создал разницу… Ибо делом рук Сатаны, князя мира сего, есть рождение и разрушение. И потому, что тела мужчин и женщин обречены на разрушение, они являются делом рук Сатаны, но души их созданы Отцом Святым.
(Пейре Маури, июнь 1324 года)
 
Два творца: Бог и князь мира сего.
 
 Сказано в Книге Премудрости (1.13): «Бог не создавал смерти и Его не радует гибель живущих». Таким образом, существует, без всякого сомнения, другой творец или «принцип», который является началом и причиной смерти, погибели и всякого зла, как мы уже ранее объясняли с достаточной ясностью. Я хочу сказать теперь о всемогуществе истинного Господа Бога, который позволяет нашим противникам гордиться часто используемым против нас аргументом - что нет иной власти и иного могущества, кроме как Его власти и Его могущества. Конечно, как свидетельствует Святое Писание, истинный Господь Бог часто называется всемогущим, но не стоит считать, что Его называют так потому, что Он может создать или уже создал всё существующее зло, ибо существует очень много зла, которое Господь наш не мог создать и никогда не опустится до того, чтобы создать его…  
 Таково есть Слово Божие, принадлежащее самому Богу, потому что оно, безусловно, не было составлено или привнесено случайно, как это бывает с некоторыми учёными доктринами. Из этого необходимым образом следует, что сам Бог и Его воля – это одно и то же. Благой Бог не мог бы ни лгать, ни совершать всех тех злых дел, которые Он не хотел бы делать…
 Если Бог не может совершать зла, то мы должны признать существование иной силы, которая есть злом.  
(Джованни де Луджио, около 1250 года)  
 
 В час вечерни, когда мы вернулись слегка хмельные от выпитого нами вина, все собрались у очага, и еретик [Гийом Белибаст] начал проповедовать. Он сказал: [Сын Божий] сказал ученикам своим: «Я пришел в мир, но мир Меня не познал. Я не от мира, как и мир не от Меня. И именно потому Я не от мира, что мир не от Меня. Этот мир лежит во зле и принадлежит врагу Бога, князю мира сего, а князь мира сего во Мне не имеет ничего» (Ио. 1, 10; 17,16; 14, 30)… И еще Он сказал, что пока не настало время вернуться к Отцу Его, Он будет проповедовать по всему миру слова, которые написал Отец Его…»  
 (Арнот Сикре, 1321 год)
 
Падение ангелов
 
Становится абсолютно непонятным, каким образом ангелы, созданные добрыми, могли возненавидеть добро, подобное им, и существовавшее вечно, а также, почему эти добрые ангелы склонились ко злу, еще не существовавшему, и полюбили его, и как они восстали против блага, если нет иной причины…
(Джованни де Луджио, около 1250 года)  
 
По дороге [добрый человек Жаум Отье] говорил мне: «Теперь мы поговорим об Отце святом. Вот что сказал Отец святой: «Когда Сатана проник в Моё Царствие, он стал уверять, что его рай лучше, чем Мой, соблазняя живших в Моём Царствии духов: ваш Господин дал вам только одно благо: покой. Но я, я отведу вас в мой мир, где дам вам стада быков и коров, и всякую роскошь во владение… и там один сможет господствовать над другим, и вы сможете создавать и разрушать…»  
 И поскольку эти духи хотели покинуть небо добровольно, и к тому же с таким рвением, то в небе образовалась дыра, через которую они падали так густо и обильно, как капли дождя или цветы в траве.»
(Пейре Маури, июнь 1324 года)
 
 [Добрый человек Жаум Отье] продолжил свою проповедь и сказал: «Когда духи покинули небо, чтобы следовать за Сатаной, они увидели, что он и не думает исполнять обещание, которое он им дал, и раскаялись, что покинули Отца небесного, и начали петь песнь Сиона, как они привыкли делать, когда еще жили в Царствии Отца небесного. Услыхав это, Сатана сказал им: «Так вы всё ещё помните песнь Сиона?.. Но ничего, я поселю вас в земле забвения, и вы забудете всё, что вы говорили, и всё, что вы видели в Сионе». И он создал для них одежды, то есть тела, для земли забвения (Пс. 136,4).  
 […] И Он пришёл от Отца, чтобы вернуть нам память и показать нам, с помощью Писания, что нам нужно делать, и как мы можем достичь спасения и уйти из-под власти Сатаны… Из уст Духа Святого вышло Слово, которое указало нам дорогу спасения.
 И мы видим в Писании, что все мы покинули рай из-за уловок и обмана дьявола, но мы можем вернуться на небо, благодаря покорности, истине и вере.»  
(Пейре Маури, июнь 1324 года)
 
 [Скованный вместе со мной на вершине башни в Кастельбо] еретик сказал мне: «…Если ты захочешь покаяться в том, что ты сделал мне, то я приму тебя, и потом мы вдвоём спрыгнем с этой башни, и наши души предстанут перед Отцом небесным, где нам будут уготованы троны и короны небесные, и сорок восемь ангелов будут нести украшенные драгоценными камнями золотые короны, для каждого из нас, брат, чтобы отвести нас к Отцу небесному… Меня не беспокоит, что станет с моим телом, ибо я не имею с ним ничего общего, оно мне чужое. Сам Отец небесный не желал бы, чтобы моё тело появилось в Его Царствии, потому что тело человека слишком зависит от его создателя, господина мира сего…»
(Арнот Сикре, 1321 год)
 
 
Надежда на универсальное спасение
 
 Итак, значит, [на Страшном Суде] будет множество детей разных рас, четырёхлетних или даже еще младших, и неимоверная толпа глухих, слепых и простецов, которым даже не было дано возможности осуществить покаяние, и которые никогда не получили от Бога ни способности жить в добродетели, ни хотя бы познать добро. Как и по какой причине Господь наш Иисус Христос скажет им: «Придите, благословенные Отца Моего…» или «Идите от Меня, проклятые, в огонь вечный»?  
(Джованни де Луджио, около 1250 года)  
 
 Я спросил [доброго человека Гийома Белибаста]: «Но души злых, разве они не пойдут в ад после смерти?» Он ответил мне, что нет иного ада, кроме видимого мира, где души переселяются из тела в тело, из одного плаща плоти в другой, осуществляя своё покаяние. «И, - сказал он, - конец мира не настанет, пока все духи, созданные Отцом Святым, не вселятся в тела мужчин и женщин нашей веры, пока все они не будут спасены и не вернутся к Отцу Небесному. И когда всё созданное Богом-Отцом, то есть все души, соберутся на небе, злаки будут родить, вырастать и цвести, но не будут приносить зерна, а виноград будет иметь лозы, но не плоды, а деревья будут одеты в цветы и листья, но не плодоносить…»
(Арнот Сикре, 1321 год)
 
 [Добрый человек] Пейре Отье сказал, что после конца света весь мир будет полон огня, серы и смолы, и будет уничтожен, и он назвал это адом. Но тогда все души человеческие уже окажутся в раю. И в небесах будет столько же радости для одной души, как и для другой; все будут одним, и каждая душа будет любить другую, как любят своего отца, свою мать или своих детей…
 О клириках римских он сказал, что они пока что слепые и глухие, потому что они не хотят сейчас ничего видеть и не хотят слышать голос Бога. Но в конце концов, после большого покаяния, они способны будут уразуметь и узнать свою Церковь, и в других телах они распознают правду.  
(Сибилла Пейре, 1322 год)
 
 Иисус же сказал им: «Истинно, истинно говорю вам: если не будете есть плоти Сына Человеческого [что значит: если не будете соблюдать заповеди Сына Божьего] и пить крови Его [что значит: если не примете духовного смысла Нового Завета], то не будете иметь в себе жизни…» (Ио. 6, 53-55).
 Это хлеб, о котором говорится, согласно нашей вере, в Евангелии от святого Матфея: «Перед тем, как они сели ужинать, Иисус взял хлеб [что значит: духовные заповеди Закона и пророков] и благословил его [что значит: одобрил и подтвердил их], преломил [что значит: объяснил их в духовном смысле] и раздал ученикам Своим [что значит: научил их духовному послушанию]. И Он сказал им: «Берите [что значит: будьте просветлёнными], ешьте [что значит: проповедуйте это всем]…»
(Латинский ритуал катаров – принятие молитвы Господней - Северная Италия, около 1250 года)
 
[Добрые люди] Пейре и Жаум Отье говорили, что хлеб, положенный на алтаре и благословенный словами, которые Христос произнёс в день Тайной вечери, не есть телом Христовым, и что это нечестно и неправедно говорить так, ибо этот хлеб есть обычным хлебом, подверженным гниению и разрушению… Но хлеб, о котором Иисус сказал в своем Евангелии: «Берите и ешьте…», - это Слово Божье..., как сказано в Евангелии от святого Иоанна: «Вначале было Слово…». И они также говорили, что поскольку Слово Божье  - это и есть хлеб, о котором говорится в Евангелии, то это Слово и есть тело Христово…»
(Пьер де Гаиллак, 1308 год)
 
Крещение
 
Господин Пейре (предположительное имя неофита), вы хотите получить духовное крещение и Святое Слово через возложение рук добрых людей, посредством которого в Божьей Церкви нисходит Святой Дух…
Это святое крещение, при коем даруется Святой Дух, Церковь Божья сохранила со времен апостолов до наших дней, и оно до сих пор переходит от одних добрых людей к другим, и так будет до скончания веков…
(Лионский ритуал катаров на языке окситан – церемония consolamentum, - Лангедок, начало 13 столетия)
 
Практика добра
 
[Добрый человек Жаум Отье] ответил мне: «Причинять зло кому бы то ни было, даже самому дьяволу, это грех…И настолько ужасный грех причинять зло, что даже если вы делаете это ради добра или надеетесь на то, что вам отпустят грехи, когда вы будете приняты нами, никогда не следует делать никому зла.»
(Пейре Маури, июнь 1324 года)
 
 
[Добрый человек Гийом Белибаст] ответил мне: «Арнот, у нас не принято делать так, как ты привык. Если у меня есть хлеб, то я разделю его с тобой, так же, как и ты разделишь со мной свой. У нас не оставляют других людей в нужде. Мы дадим тебе наш хлеб и тебе не нужно его у нас покупать.» Потом он взял буханку хлеба, и благословил его… и дал мне половину.
(Арнот Сикре, 1321 год)
 
[Добрый человек Гийом Белибаст] ответил мне…, что Сын Божий сказал Святому Петру: «Петр, друг мой, Я доверяю тебе Веру и Истину, и то, что ты простишь на земле, простится и на небе Отцом Моим. Но от тебя, Петр, я хочу, чтобы ты хранил свое сердце твёрдым как алмаз, и мягким, как овца к своему ягненку…»
(Пейре Маури, июнь 1324 года)
 
Иронический евангелизм
 
И сарацины, и христиане (католики), и евреи и татары, и верующие всех иных религий мира сего, все они каждый день спорят из-за того, что между их религиями существуют огромные различия – хотя все они верят в одно начало, святое, доброе и милосердное; тем не менее, они всегда ругаются, входят в распри, осыпают друг друга оскорблениями и обращаются друг с другом со страшной жестокостью, в то время как существуют доказательства, согласно которым они должны признать, что все они - братья и дети одного Творца…
(Джованни де Луджио, около 1250 года)  
 
О паломничестве за море [добрые люди Пейре и Жаум Отье] говорили, что оно не имеет никакой ценности, и ничего не значит для отпущения грехов, ибо хорошо сказано в Евангелии: «Если кто хочет идти за Мною… возьми крест свой и следуй за мною» (Мт. 16, 24). Воистину, когда Христос говорил о кресте, он не имел в виду вещей видимых и материальных, как кресты, которые несут за море, но крест добрых дел, истинного покаяния и послушания Слову Божию; ибо таков крест Христов, и сделать это, значит истинно следовать за Христом и отречься от себя, и взять на себя свой крест, который не является крестом материальным…
(Пьер де Гаиллак, 1308 год)
 
Когда [Гийом Белибаст] видел статую благодатной Марии, то он говорил мне, смеясь: «Дай грошик этой Маруське». И еще он говорил, что «только сердце человека есть истинная Церковь Божья», а храмы не имеют никакой ценности. Образы Христа и святых, находящиеся в церквах, он называл идолами…  
А еще я слыхал от него, что ему ненавистно распятие, и он не желает питать к нему никакого уважения, но если бы была его воля, он разрубил бы его топором на куски и бросил бы в огонь под котелком. Объясняя это, он говорил: «Если бы твоего отца повесили на виселице, ты любил бы виселицу? Конечно, нет! Но ты ненавидел бы ее, и тебе неприятно было ее видеть, и если бы ты мог, то разбил ее. То же самое, если Сына Божьего прибили к кресту, то мы не должны любить распятия, но ненавидеть его, и где возможно, ломать его».
(Арнот Сикре, 1321 год)
 
[Добрые люди Пейре и Жаум Отье] говорили, что это они - Церковь Божья, а то, что мы называем церквями, - это дома, переполненные идолами; так они выражались о статуях святых в часовнях. И еще они называли глупцами тех, кто поклоняется образам, потому что люди сами сделали эти статуи, резцом или другими железными орудиями…
(Сибилла Пейре, 1322 год)
 
Еретик [Пейре Отье] так ответствовал на вопрос Пейре Маури, хорошо ли совершать крестное знамение: он сказал, что это очень даже неплохое средство отгонять мух от лица. И если ему самому доводится осенять себя крестом, то он говорит себе: «Вот лоб, вот борода, вот одно ухо, а вот другое». И когда еретик сказал это, то Пейре Маури и все остальные очень смеялись.  
(Сибилла Пейре, 1322 год)
 
Я спросил… еретика [Гийома Белибаста], верит ли он в то, что освященная облатка является телом Господним, и он мне ответил: «Видишь ли, я совсем в это не верю, но надо вовсе не иметь аппетита, чтобы не проглотить это печенье». И еще он говорил мне, что заходит в церковь не только для того, чтобы казаться католиком, но и потому, что в церкви точно так же можно молиться Отцу Небесному, как и во всяком другом месте.
(Арнот Сикре, 1321 год)
 
Свидетельства о добрых людях
 
В моем доме…Жаум Отье и Арнот Марти, которые впоследствии были осуждены и сожжены…совершали молитвы на коленях…Я не знала тогда, что это еретики, ведь говорили, что они добрые люди. Впервые они вошли в мой дом ночью, и покинули его в ту же ночь.
(Эсперте Сервель, 1323 год)
 
 
Это было около двадцати пяти лет тому назад, во время жатвы, когда мы уже собрали снопы в Вайши, и я была с моим отцом, Раймондом Отье, в фоганне (зала с местом у очага), и мы сидели там вдвоем. Мой отец сказал мне, что Пейре и Гийом Отье, еретики, стали добрыми людьми и добрыми христианами, и друзьями Божьими, и что их вера добрая и ведет к спасению, и что они следуют воле Божьей…; что они не едят мяса и не отнимают ничего у людей, но наоборот, они отдали все, что у них было, из любви к Богу; что они не лгут, не убивают даже животных и не ведут праздной жизни…Он мне сказал также, что эти добрые люди, то есть я хочу сказать еретики, имеют силу молиться и молятся Богу за себя и за других; и что души еретиков и всех тех, кого они примут в своей вере, также и перед смертью, попадут прямо в Царство  Божье Отца небесного…
(Риксенда Кортиль, август 1324 года)
 
В этот момент Арнод сказал мне, чтобы я вошел в комнату, что я и сделал. Там также находились еще [добрый человек] Пейре Отье, Раймонд Сабатье и Арнот Бенет. Они сказали мне: «Добро пожаловать». Я тогда сел на лавку напротив Раймонда Сабатье, который сказал мне: «Сын мой, вот это Монсиньор, это святой, который может сделать тебя добрым христианином, если ты захочешь ему поверить.» Потом он поднялся, взял со стола кусок хлеба и дал мне, сказав, что это благословленный хлеб, и потом они еще дали мне выпить очень хорошего вина. И когда я ел этот хлеб и пил это вино, Пейре Отье взял книгу из бумаги в переплете из красной тисненой кожи и, держа ее в руках открытую, произнес такие слова: «Сын мой, те, кто хочет быть добрыми и честными людьми, никогда не желают лгать, а становятся добрыми христианами», и еще другие слова, которых я уже не помню…
(Гийом Травьер, 1325 год)
 
Пейре Маури сказал мне: «Когда я услышал, что этот человек хочет помолиться, то я сразу ощутил сердечное тепло, потому что я понял, что это добрый человек… И я привел его к сарацинке, у которой я жил, и попросил эту женщину заботиться об этом человеке так же, как и обо мне…Я оберегал этого человека два или три дня, а потом отдал ему свой плащ с капюшоном и свою одежду и башмаки, и все лучшее, что у меня было, а потом я еще дал ему пятьдесят турнусов серебром, потому что этот добрый человек бежал от преследований, и что теперь ему придется жить милостыней и тем, что ему дадут верующие…»
(Арнот Сикре, 1321 год)
 
На лугу, где мы вязали снопы, отрабатывая десятину в Вайши, я как раз вязала сноп... Внезапно появился Пейре Лафонт, который встал неподалеку, опершись о межевую стену. Мы все говорили о Гийоме Белибасте, еретике, который был арестован и брошен в тюрьму в Каркассоне, и мы говорили, что хорошо было бы, чтобы и тех, кто ему помогал, так же арестовали. И тогда Пейре сказал: „Но ведь эти еретики не делают никакого зла, наоборот, как мне кажется, для них является грехом причинять зло...”
(Показания перед Инквизицией, сентябрь 1321 год)

Tags: Анн Бренон книги
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 43 comments

Recent Posts from This Journal