credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

В пальмовое воскресенье немного мистической исламской поэзии

Руми
Огнепоклоннику сказал имам:
"Почтенный, вам пора принять Ислам!"
А тот: "Приму, когда захочет Бог,
Чтоб истину уразуметь я мог".
"Святой Аллах,- имам прервал его,-
Желает избавленья твоего,
Но завладел твоей душой Шайтан:
Ты духом тьмы и злобы обуян".
А тот ему: "По слабости моей,
Я следую за теми, кто сильней.
С сильнейшим я сражаться не берусь,
Без спора победителю сдаюсь.
Когда б Аллах спасти меня хотел,
Что ж Он душой моей не завладел?"

Сказал сеид шуту: "Ну что ж ты, брат!
Зачем ты на распутнице женат?
Да я тебя - когда б ты не спешил -
На деве б целомудренной женил!"
Ответил шут: "Я на глазах у вас
На девушках женился девять раз-
Все стали потаскухами они,
Как почернел я с горя-сам взгляни!
Я шлюху ввел женой в свое жилье-
Не выйдет ли жены хоть из нее...
Путь разума увлек меня в беду,
Теперь путем безумия пойду!"

Когда мой труп перед тобой, что в гробе тленом станет,-
Не думай, что моя душа жить в мире бренном станет,
Не плачь над мертвым надо мной и не кричи "увы ".
Увы - когда кто жертвой тьмы во сне забвением станет.
Когда увидишь ты мой гроб, не восклицай "ушел!".
Ведь в единении душа жить несравненном станет.
Меня в могилу проводив, ты не напутствуй вдаль:
Могила - скиния, где рай в дне неизменном станет.
Кончину видел ты, теперь ты воскресенье зри;
Закат ли Солнцу и Луне позорным пленом станет?
В чем нисхожденье видишь ты, в том истинный восход:
Могилы плен - исход души в краю блаженном станет.
Зерно, зарытое в земле, дает живой росток;
Верь, вечно жить и человек в зерне нетленном станет.
Ведро, что в воду погрузишь,- не полно ль до краев?
В колодце ль слезы Иосиф-дух лить, сокровенном,
станет?
Ты здесь замкни уста, чтоб там открыть - на высоте,
И вопль твой - гимном торжества в непротяженном
станет.

Паломник трудный путь вершит, к Каабе устремлен,
Идет без устали, придет - и что же видит он?
Тут камениста и суха бесплодная земля,
И дом высокий из камней на ней сооружен.
Паломник шел в далекий путь, чтоб Господа узреть,
Он ищет Бога, но пред ним стоит как бы заслон.
Идет кругом, обходит дом - все попусту; но вдруг
Он слышит голос изнутри, звучащий, словно звон:
"Зачем не ищешь Бога там, где он живет всегда?
Зачем каменья свято чтишь, им отдаешь поклон?
Обитель сердца - вот где цель, вот Истины дворец,
Хвала вошедшему, где Бог один запечатлен".
Хвала не спящим, словно Шамс, в обители своей
И отвергающим, как он, паломничества сон.

Что Кааба для мусульман, то для тебя душа.
Свершай вкруг этой Каабы обход свой не спеша.
Паломничество совершать нам заповедал Бог,
Чтоб душу правде обрекли, чтоб жили не греша.
Так откажись от серебра - лишь сердцем обладай:
Душа святая и в гробу пребудет хороша.
Сто раз ты можешь обойти вкруг черной Каабы,
Но что же в этом, если ты бесстрастней палаша?
Превыше неба самого я сердце возношу,
Которое считаешь ты тростинкой камыша.
Оно велико, ибо сам Великий в нем живет _
И оттого-то стук его ты слушай не дыша.
Прислушайся же к тем стихам, что вписаны в Коран
"Небес бы я не сотворил, когда б не ты, душа!"

И еще Насими – спасибо tin_tina за размещение в сети, чтобы я не набирала из «Роксоланы»

 В меня вместятся оба мира, но в этот мир я не вмещусь.
    Я суть, и не имею места, и в бытие я не вмещусь.
    Все то, что было, есть и будет, все воплощается во мне.
    Не спрашивай! Иди за мною - я в объясненье не вмещусь.
    Вселенная - мой предвозвестник, мое начало - жизнь твоя.
    Узнай меня по этим знакам, но я и в знаки не вмещусь.
    Я самый тайный клад всех кладов, я очевидность всех миров.
    Я, драгоценностей источник, в моря и недра не вмещусь.
    Хоть я велик и необъятен, но я Адам, я человек,
    Я сотворение вселенной, но в сотворенье не вмещусь.
    Все времена и все века - я. Душа и мир - все это я,
    Но разве никому не страшно, что в них я тоже не вмещусь?
    Я небосклон, я все планеты, и Ангел Откровенья я.
    Держи язык свой за зубами, и в твой язык я не вмещусь.
    Я атом всех вещей, я солнце, я шесть сторон твоей земли,
    Скорей смотри на ясный лик мой: я в эту ясность не вмещусь.
    Я сразу сущность и характер, я сахар с розой пополам,
    Я сам решенье с оправданьем, в молчащий рот я не вмещусь.
    Я дерево в огне, я камень, взобравшийся на небеса.
    Ты пламенем моим любуйся, я в это пламя не вмещусь.
    Я сладкий сон, луна и солнце. Дыханье, душу я даю:
    Но даже в душу и дыханье весь целиком я не вмещусь.
    Старик - я в то же время молод, я лук с тугою тетивой,
    Я власть, я вечное богатство, но сам в века я не вмещусь.

 Но да, украинский перевод намного лучше.

 В мені живуть обидва світи, та я в світах цих не вміщусь.
Я суть, та місця я не маю і в сутності я не вміщусь.
Все те, що є, було і буде, в мені вже втілилось давно.
Не жди пояснень, йди за мною, - в поясненнях я не вміщусь.
Для мене всесвіт – передвісник, твого життя – початок я.
Мене впізнаєш ти в цих знаках, та я і в знаках не вміщусь.
Ні сумнів, ані здогад істин нікому ще не принесли.
Хто ж істину відкрив, той знає, що в здогадах я не вміщусь.
Ти вглянься в образ мій і спробуй збагнути тайнощі мої.
Хоч поєднав я душу з тілом – в душі і в тілі не вміщусь.
Я перл безцінний, міст коштовний, я путь блаженства в райський сад.
Та знайте, що з моїм багатством я і в раю вже не вміщусь.
В безмежній величі лишаюсь людиною, Адамом я.
Усіх світів я сотворіння, хоч в сотворінні не вміщусь.
Усі часи в мені й століття, душа і світ – усе це я.
Та чи не дивно всім вам буде, що навіть в них я не вміщусь.
Солодкий сон, я місяць, сонце, я душу й дихання даю.
Та навіть в диханні солодкім цілком ніколи не вміщусь.
Я атом речовин, я сонце, я шість сторін землі всії.
Мерщій поглянь на мою ясність, бо в ясності я не вміщусь.
Старий і вічно молодий я, я туго напнутий, як лук.
Я влада, вічності принада, та в вічності я не вміщусь.
Хоча сьогодні Насимі я, я хасиміт і корейшит,
Від власної я менший слави, та я і в славі не вміщусь.

 И под занавес: из того, что рассказывают об орлеанских канониках:

«Пусть его эминенция - говорили они епископу - рассказывает это тем, кто любит дела земные, и кто верит знакам, написанным плотскими людьми на звериных шкурах. Для нас, которые имеют Закон, записанный внутри нас Духом Святым, и не знают ничего, кроме того, чему научились обо всех вещах от Бога Творца, зря звучат твои слова, пустые и удаленные от божественного» [1].

 Да и вообще, разве не  de corde suo nequam из сокровищницы своего сердца черпали теологические аргументы и автор Анонимного Трактата и Монсеньор Джованни де Луджио? 


[1] Gesta sinodi  Aurelianensis, Bouquet X, s. 536  и далее.

Tags: Воскресные размышления
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments