credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Category:

Книга Иова. Продолжение 2

5. Иов – предшественник искупительного страдания Христа. Богоборчество Иова было угодно Богу. Бог Своими испытаниями сделал неизбежным конфликт Иова с Богом и здесь, по утверждению теологов, преимущественно православных, Книга открывает нам новые глубины смысла в истории Страстей Господних. Выстраивается сомнительная параллель: Иов в струпьях, взывающий к Богу («Заступись, поручись Сам за меня пред Собою!» (Иов 17:3) - и Христос в Гефсиманском саду («Авва Отче! все возможно Тебе, пронеси чашу сию мимо Меня» (Марк. 14:36 и Матф.26:39). Также сравниваются два упрека в богооставленности: «Я взываю к Тебе, и Ты не внимаешь мне» (Иов. 30:20) - и «для чего Ты Меня оставил?» (Матф. 27:46). И в том и в другом случае муки претерпеваются не из-за воли Отца, а по злой воле Сатаны, падшего ангела. И здесь и там в центре повествования - искушение Человека, от которого зависит торжество Бога или сатаны (пари). И то и другое искушение сопровождается телесными и душевными муками, богооставленностью, прохождением через сень смертную, через ужас умирания. Но в обоих случаях это искушение заканчивается победой искушаемого, его воскресением и прославлением. Итак, Иов символизирует Христа, и не в одной какой-либо грани своего образа, а во всей совокупности, в особенности же — в своей судьбе.

            Это, конечно, очень красивая теория, если бы не одно «но». Иов ни в коей мере не Тот, Кто есть образ Бога невидимого, рожденный прежде всякой твари (Колл. 1:15) и не Тот, Кто может взять книгу из десницы Сидящего на престоле и раскрыть ее, и снять печати (Откр. 5). После Иова врата Царствия не открылись, и люди так и не увидели света. То есть, Иов не выбирал своей судьбы – ему ее навязал – по интерпретации теологов – Бог. Здесь получается, как в поговорке: без меня меня женили. И этот эксперимент – первый блин всегда комом – прошел зря, ведь Народ Божий остался в узах смерти. К тому же, как-то некрасиво проводить эксперименты на живых людях, ведь по данной версии, на Иове, как на лабораторной крысе, был обкатан искупительный подвиг Христа. Бог заставил слабого человека примерить латы Спасителя мира и спрашивает его: а сможешь ли ты их снести? Я ведь хочу простить Свой народ, да не знаю как. Правда, сам Иов подает Богу разумную идею: «И зачем бы (Тебе) не простить мне греха и не снять с меня беззакония моего?» (Иов.7:21). Но, видать, такой вариант Бога гнева не устраивает.

6. У читателя при прочтении Книги о «восстановлении Иова» возникает вполне логичный вопрос: а как же падшие в ходе эксперимента или пари дети Иова? Конечно, Бог взял у Иова семь сыновей и три дочери и столько же дал их ему вновь. Но ведь это не те же дети, которые умерли? А что же с ними? И здесь католические теологи делают выверт: отношение к детям у древних иудеев значительно отличалось от отношения к ним в современности. То есть Иов горевал по ним столько же, как и по своей падшей от огня с неба отаре. А так как Бог дал Иову десять голов детей, то можно и говорить о «восстановлении Иова». Умершие дети Иова не воскресли и не были восстановлены – «умер Максим – и черт с ним». Это что же такое? – возопит морально зрелый и достаточно умный читатель. - Древние иудеи, может, и были такими варварами, но Бог-то – нет! Он-то не был древним иудеем с моралью готтентотского пастуха! Да, новые дети Иова – это не те же сыновья и дочери, приходит к революционному выводу католический теолог Эмиль Факенхайм, но не унывает: Книга Иова, по его мнению, только помогает нам переосмыслить тему Голокоста. Но само восстановление Иова, при признании невозможности замещения детей, представляет собой тайну веры. Тайна сия, дескать, велика есть, и кто пытается лезть в нее с логикой – тот атеист и безбожник, потому что человек веры принимает христианство всем пакетом, со всеми логическими неувязками и моральными несоответствиями. То есть, жизнь в вере – это полет чувствей, несовместимых с мыслью.

 

Теперь же пришло время поговорить о трактовке Книги Иова Добрыми Христианами. Конечно, мы не располагаем прямыми свидетельствами на этот счет, но давайте попробуем реконструировать эту трактовку из того материала, который имеется в нашем распоряжении. Итак, во-первых, Добрые Христиане верили, что Благой Небесный Отец не есть творец и самодержец этого мира. Он царит в Своем Царствии, о котором Христос сказал: «Царство Мое не от мира сего» (Иоанн. 18:36), а также «Идет князь мира сего, и во Мне не имеет ничего.» (Иоан.14:30). А об этом мире говорит апостол Иоанн: «Не любите мира, ни того, что в мире: кто любит мир, в том нет любви Отчей. Ибо все, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мира сего» (1Иоан.2:15,16). Князь этого мира – уж точно не Бог. Природа его власти над миром сложна, но ему может принадлежать все, что угодно, кроме душ, которые по природе своей Божьи творенья.

Таким образом, при подходе к прочтению Книги Иова у Добрых Людей уже была совсем другая матрица – взаимоотношение Бога и мира для них были совсем иными, чем у их римских и православных «братьев во Христе». Бог не управляет этим миром и не распоряжается дождями, ветрами, урожаями и недородами. Более того, Бога в этом мире нет. И человек тоже не является виновником разрыва между человеком и Богом, а, скорее, жертвой. Этот мир не от Бога, он – равнодушная к человеку (и часто враждебная) стихия, и живет он по своим законам. Князь мира сего не является вассалом Бога, даже восставшим вассалом. Он – суверенный сеньор в своих землях. Только он дурной управитель даже для самого себя. С миром он тоже не справляется. Нужно признать, что в свете этих принципов теодицея добрым христианам была не нужна. И, конечно же, Книгу Иова они трактовали как притчу и миф – то, до чего передовая католическая мысль дошла в ХХ веке, для Добрых Христиан Средневековья было общим местом.

Окончание следует

Tags: Книга Иова, воскресные размышления
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments