credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Categories:

"Увидели страшное, и испугались", Иов (6:21).

 Пожалуй, Книга Иова является чуть ли не самым неудобным «камешком в туфлях» ортодоксальных Церквей. Ведь, по сравнению с Новым Заветом, Книга Иова шокирует и неприятно поражает современного читателя, который не может отделаться от мысли, что Бог выступает здесь ревнивым самодуром. Если, конечно, у этого читателя хорошо развито моральное чувство. Но с другой стороны, Книга Иова обвиняет Бога, фактически противореча морали Ветхого Завета. Можно сказать, что в туфлях иудаизма Книга Иова являет собой целый булыжник: так известный талмудист Иоханан сказал по поводу речей Иова: «Если бы такое не стояло в Библии, не следовало бы этого говорить». Есть свидетельства, что знаменитый законоучитель, фарисей и учитель апостола Павла Гамалиил Старший велел замуровать арамейский перевод книги Иова в стену. Давайте вкратце рассмотрим Книгу Иова, а заодно изложим возникающие попутно вопросы и мысли.
 

Итак, гипотетический читатель воспринимает Книгу Иова как рассказ о том, как Бог поспорил с Сатаной, будет ли верен праведник Иов Богу или нет. Сатана говорит Богу: «Разве даром богобоязнен Иов?» Дескать, а чего бы ему Бога не хвалить, когда ему так хорошо живется. А вот в обратном случае, если у него будут скорби и беды, «благословит ли он Тебя?». Бог по непонятной причине идет на это пари. Он говорит: «вот, всё, что у него, в руке твоей; только на него не простирай руки твоей». Но это тем более странно, ведь всеведающий Господь изначально уже знал исход этого пари, а потому зачем Ему надо было бы мучить бедного Иова – разве что доказать что-то дьяволу? Тем не менее, Он дал сатане карт-бланш издеваться над Иовом, поубивать его родичей, наслать падеж на его скот, а на него самого – страшные болезни.

Далее по ходу повествования Иов страдал от всяких напастей, в которых – пусть и косвенно  - виновен Бог. А поскольку он оставался «тверд в непорочности своей», то близкие ему люди начали подзуживать его: «Похули Бога и умри!». Иов терпел-терпел, но, в конце концов, взбеленился, и начал упрекать Бога в несправедливости. В большей части Книги Иова (со 2 главы и по 36) повествуется о том, как Иов обвиняет Бога, а его друзья уговаривают его этого не делать. Иов продолжает страдать. Бог взирает на всё это с олимпийским спокойствием.

Наконец, в главе 38 на сцене появляется Бог, который нет, чтобы исправить ущерб, нанесенный дьяволом, задает Иову вопросы, которые сжато можно переформулировать в один: «А та ли у тебя, Иов, мышца, что у Господа?» Не много ли ты на себя берешь, укоряя Меня? Дескать, не стоит плевать против ветра. Кроме того, как справедливо заметит читатель, Бог зачем-то ударяется в пространственные натурфилософские описания, рассказывая Иову о страусе, козах, коне и прочей фауне. А вдумчивый читатель даже задастся вопросом: почему все-таки Бог, считающий нужным проявлять заботу о птенцах ворона (Иов.38:41), к людям относится совсем по-другому — жестоко и несправедливо?

С 38 и по начало 42 главы Бог бряцает оружием и играет мускулатурой, так что, в конце концов, перепуганный Иов лепечет: «Я отрекаюсь [от своих слов укора] и раскаиваюсь в прахе и пепле». Нужно обладать очень "детской верой" или быть не очень отягченным совестью, чтобы всерьез заявлять, будто речь Бога убедила Иова раскаяться. Например, К.Г.Юнг видит в речи Бога не убеждение, а грубый наезд: "Речи Яхве неотрефлектированно, но тем не менее явственно нацелены на одно: продемонстрировать человеку, что на стороне Демиурга чудовищный перевес в силах".

Смазанный и невнятный хэппи-энд. «И благословил Бог последние дни Иова более, нежели прежние: у него было четырнадцать тысяч мелкого скота, шесть тысяч верблюдов, тысяча пар волов и тысяча ослиц. И было у него семь сыновей и три дочери…» (Иов.42:12-13). А еще он сорвал джек-пот и прожил сто сорок лет. Ну а что с умершей родней? Или от привалившего счастья у Иова случилась потеря памяти?

Для того же Юнга было очевидно, что "христиански воспитанный и образованный человек наших дней" при чтении книги Иова должен испытать "потрясение... от ничем не прикрытого зрелища Божьей дикости и зверской жестокости".

Почему же читатель воспринимает эту Книгу именно так? Во-первых, потому что прочитывает ее как изложение реальных событий, то есть буквально. И, во-вторых, и это самое главное, у читателя еще перед прочтением Книги в голове имеется уже готовая матрица, вложенная туда – хочет он или нет – «христианским» коллективным бессознательным. Эта матрица состоит в том, что Бог – царь всего, и этого мира в частности, единственный правитель, а сатана в 1-й главе Книги предстает как один из Его челядников (вкупе с другими сынами Божьими). И эта матрица глубоко засела в костном мозгу даже у атеистов. Не говоря уже о популярных писателях.

Продолжение следует



Tags: Воскресные размышления, Книга Иова
Subscribe

  • В ожидании. Пятидесятница

    «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, … (вы) говорите: если бы мы были во дни отцов наших, то не были бы сообщниками их в…

  • Праздник ли Вознесение?

    «При реках Вавилона, там сидели мы и плакали, когда вспоминали о Сионе; на вербах, посреди его, повесили мы наши арфы. Там пленившие нас…

  • О Воскресении

    «…и сказали: «Воистину, мы убили Мессию Ису (Иисуса), сына Марьям (Марии), посланника Аллаха». Однако они не убили его и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments

  • В ожидании. Пятидесятница

    «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, … (вы) говорите: если бы мы были во дни отцов наших, то не были бы сообщниками их в…

  • Праздник ли Вознесение?

    «При реках Вавилона, там сидели мы и плакали, когда вспоминали о Сионе; на вербах, посреди его, повесили мы наши арфы. Там пленившие нас…

  • О Воскресении

    «…и сказали: «Воистину, мы убили Мессию Ису (Иисуса), сына Марьям (Марии), посланника Аллаха». Однако они не убили его и…