credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Categories:

Жан Дювернуа. Религия катаров. Ч. II Р. VIII. Культура и катаризм

Религия катаров (сокращенный перевод).

 

Часть Вторая

 

Раздел VIII.

 

Культура и катаризм

 

 

VIII.1. ЛИТЕРАТУРА И ДУХОВНОСТЬ.

 

            Место катаризма в тогдашней культуре так же трудно определить, как и его место в общественной жизни. Точно так же существует риск приписать ереси, распространенной по всей Европе и существующей пять веков заслуги или вину ограниченных во времени явлений, почерпнутых из одного региона.

            И здесь неравенство сохранившихся источников позволяет нам рассматривать этот вопрос только через призму ментальности итало-окситанского мира XIII столетия.

 

VIII.1.1 КАТАРСКАЯ ЛИТЕРАТУРА.

 

            Как бы там ни было, катары оставили нам несколько аутентичных текстов, и прежде всего три катехизиса, два на окситанском языке, а один – латинская версия того, что без сомнения должно было быть продумано и написано по-итальянски.

            В целом, эти тексты представляют собой ряд библейских цитат, связанных между собой внутренней логикой понимания. В них нет места для каких-либо литературных или философских подходов. Цитаты сопровождаются рядом довольно банальных предложений. Но из всего текста исходит огромная убедительная сила, являющаяся плодом черт, свойственных новозаветному стилю и атавистического уважения, которое он возбуждает.

            Эти характерные черты катарской литературы мы точно так же явственно видим в полемических работах: в Анонимном Трактате, Книге о двух Началах. Нередким является, по крайней мере у Джованни де Луджио, обращение к логике и даже к светским источникам, но далее мы имеем дело с около сотней стихов, удобно связанных между собою, согласно с определенным логическим изложением.

            Не удивительно, что этот вид демонстрации производил впечатление не только на слушателей или читателей, но даже и на противников, и что на эти «авторитетные» доказательства католические полемисты старались отвечать опровержениями, построенными по тому же образцу.

            Эвервин просит святого Бернара, чтобы тот «разрушил все еретические построения (катаров из Кельна), противопоставляя им аргументы и «авторитеты» нашей веры.[1]

            Экберт предлагает архиепископу Кельна, чтобы он распространил свои проповеди, «для того, чтобы его мудрость вооружилась бы так, чтобы закрыть рот тем, кто провозглашает недостойные вещи» [2].

            По мнению монаха Эрберта:

 

Многие пали жертвами соблазна: не только знатных людей, которые оставляют свое имущество, но также клирики, священники, монахи и монахини. А тот, кто присоединится к ним хотя бы и был простаком (rusticus), становится столь образован в течение восьми дней, что его нельзя уже победить аргументами и примерами. [3]

 

            Позже, во времена проповеднической деятельности Диего и Доминика один барон из Лангедока скажет епископу Фулько из Тулузы: «Мы бы никогда не подумали, что у Рима могут найтись столь эффектные аргументы против этих людей»[4].

            Чтобы опровергнуть положительную репутацию, которую имела катарская экзегетика, католики, особенно доминиканцы и францисканцы, ответственные за Инквизицию, сами компилировали «Суммы авторитетов».[5]

             Скорее всего, будет неверным предполагать, что мы обладаем основной частью катарских теологических трудов. Общеизвестно, что только по счастливой случайности мы обладаем теми текстами, которые до нас дошли. [6] Маятник наук испанских катаров, судя по названию, как и известная в Пьяченце Книга звезды, судя по опровержению Сальво Бурчи, не были включены в суммы авторитетов.

            С еще большей точностью мы знаем, что Алан Лилльский и Монета держали в руках, книги или привезенные с диспутов тексты, опирающиеся на чисто рациональные аргументы. Их ответы позволяют определить место этих аргументов наряду с «авторитетами» Писания.

            Если даже мы допустим, что исчезнувшие труды были наилучшими, то в любом случае, они были детищами своего времени. На переломе XII-XIII веков латынь и мысль клонятся к упадку, соскальзывая в сторону чистой схоластики.

            Регионы, в которых сохранились написанные труды, или те, о которых мы имеем какие-то сведения, никогда, впрочем, не имели таких крупных школ, как Пуату, Шартр или Париж. Общая логика и доказательства с помощью «авторитетов» являются, скорее, признаком юридической ментальности, и прекрасно подходят в этом отношении итальянскому и лангедокскому интеллектуальному климату.



[1]PL 182, с. 677.

[2]PL 195, cс. 13-14.

[3]PL 181, c. 1722.

[4]Guillaume de Puylaurens, Chronique, ed. cit., p. 49.

[5]Cм. C. Douais, La Somme des autorites a l'usage des predicateurs meridionaux au XIIIe siecle, Paris 1896 ; - A. Dondaine, La Manuel de l'Inquisiteur, в Archivum Fratrum Praedicatorum XVII, Rome 1947.

[6]Один из этих трудов был включен в опровержение, составленное «католическими бедными». Книга Двух Начал начинается призывом к Святой Троице, и потому обманула бдительность хранителей библиотеки до открытия ее о. Донденом. Еще один текст затерялся в коллекции вальденских рукописей, итд.


Tags: Жан Дювернуа. Религия катаров
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Анн Бренон. Катарский словарик. Список всех ссылок

    Анн Бренон. Катарский словарик. Предисловие. Анн Бренон. Катарский словарик.Хронология Анн Бренон. Катарский словарик. Буква А. Анн Бренон.…

  • В ожидании. Пятидесятница

    «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, … (вы) говорите: если бы мы были во дни отцов наших, то не были бы сообщниками их в…

  • Праздник ли Вознесение?

    «При реках Вавилона, там сидели мы и плакали, когда вспоминали о Сионе; на вербах, посреди его, повесили мы наши арфы. Там пленившие нас…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments