credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Category:

Ч.3. Христианство Добрых Людей 4

11. Чего собственно хотели катары?

 

         Добрые Христиане хотели просто проповедовать Благую Весть Евангелия в этом мире и передавать власть отпускать грехи, доверенную Христом Его Церкви, а также спасать души и ускорять приход Царствия. Они были убеждены в том, что являются истинной христианской Церковью, той самой, которая приводит души к христианскому Спасению. Преследования и мучения, которым они подвергаются в этом мире, как и преследования Христа, Его апостолов и первых христиан, выглядели для них дополнительным доказательством легитимности их христианской преемственности. «Среди преследователей и преследуемых, истинные христиане всегда будут гонимы», говорили еще в XV столетии, пройдя через огонь Инквизиции, но еще не испытав ужасов драгоннад, последние средневековые вальденсы[1].

Именно с этим ощущением, что они представляют собой истинную христианскую Церковь, Добрые Христиане старались организовать свою контр-Церковь по образцу ранних Церквей, с целью исполнить в этом мире миссию Спасения, которая была вручена им, и наличие которой они отрицали у злобной Церкви Римской. Эта христианская контр-Церковь, впрочем, как и Церковь Римская, была сконцентрирована на личности Христа, но ее интерпретация Христа не совпадала с интерпретацией Церкви Римской. Тем не менее, Христос играл центральную роль в их теологии и являлся основой их религиозных концепций.

Послушаем теперь проповедь Доброго Человека Жака Отье, которую он сказал для молодого пастуха Пьера Маури, по дороге в Риу эн Валь, одним прекрасным днем в начале XIV века. Он объяснял ему, как падшие души были заключены князем мира сего в тела в земле забвенья. Но как же, - перебил его Пьер, - как же Вы тогда можете все это помнить?

«И еретик ответил, что явился Он, от Отца, Тот, Который вернул нам память и показал нам, с помощью Писания, которое Он нам открыл, как мы можем достичь Спасения, и как нам уйти из-под власти Сатаны. И если мы покинули Царствие из гордыни, Он показал нам, как вернуться туда, после тех скорбей и страданий, что мы испытали в этом мире, переходя из одного тела в другое. И из уст Того, Кто показал нам дорогу к Спасению, вышел Дух Святой. И Он нам показал также в Своих Писаниях, что раз мы покинули рай из-за гордыни и лжи дьявола, мы можем вернуться в небо благодаря смирению, истине и вере…»[2].

Разумеется, Добрый Человек говорит этими словами о Христе и Его земной миссии. Ведь это Христос вернул память душам, уснувшим в забытье тел, и провозгласил Благую Весть, с которой Отец послал Его в мир, что во зле лежит - мы же знаем, что слово «Евангелие» означает «Благую Весть»… И души-узницы, уже не знающие, ни кто они, ни откуда пришли, ни куда идут, души, которых князь мира сего постоянно заставляет механически переселяться из тела в тело, в дьявольской рутине времени, души, забывшие всё, слушая Слово Христово, начинают припоминать, что они – дети Божьи, что они благие, а Царствие – не от мира сего. Они вспоминают Иерусалим, а быть может, даже и Песнь Сиона… После исполнения земной миссии Христа, человека можно рассматривать отныне, как «падшего Ангела, который стремится в небеса…» (Ламартин).

Согласно катарской космогонии, Бог в Своей бесконечной благости не мог оставить души, Свой народ, влачить жалкое существование пленения в мире чужом, и страдать от несправедливости, лжи и смерти во власти Зла. Вот почему Он послал Своего Сына, чтобы Он научил людей, как достичь Спасения. Спасения можно было достичь в два этапа: первоначальным пробуждением души через послание Евангелия – и Церковь Добрых Христиан посвятила себя пастырской деятельности, проповеди Слова Божьего; а потом ритуальным таинствам крещения Духом через возложение рук, что должна была совершить всякая душа, одна за другой – и Церковь Добрых Христиан посвятила себя священству Спасения душ путем consolament.

Так же Добрые Христиане объясняли и смысл собственной земной миссии, той самой, которую Христос доверил Своим апостолам: привести овец Израилевых в небесную овчарню, в Отчий Дом, вернуть в Царствие Божье падших ангелов, одного за другим, до последнего. Помочь им «уйти из-под власти Сатаны», как говорил Жак Отье, то есть «избавиться от зла», согласно словам Отче Наш. Каждая душа, «достигшая счастливого конца», то есть, умершая Доброй Христианкой, практикуя Евангелие и пройдя духовное крещение, покончит с этими печальными переселениями из одной телесной тюрьмы в другую, и, избавившись от зла, навечно достигнет Царствия, Небесной Отчизны. И в тот день, когда последняя божественная душа, став Доброй Христианкой, достигнет Царствия, настанет конец времен и этого мира - мир видимый и преходящий непременно вернется к своему небытию, поскольку в нем не будет больше ни одной искры божественного света.

Будучи верными Евангелию, Добрые Христиане не могли согласиться с тем, что Бог Любви мог допустить вечное проклятие хотя бы для одного из Своих детей. Вечный ад был для них злобным вымыслом, с помощью которого попы пытались подчинить, страхом и запугиванием, свою паству. Добрые Люди, наоборот, проповедовали, что ад, царство проявления зла, - всего лишь видимый мир, временный и преходящий, и этот мир придет к своему концу. Как Зло может узурпировать власть создавать и проявляться в вечности? Вечность принадлежит одному лишь Богу – это схоластический аргумент Джованни де Луджио – поскольку вечность, как бытие, как милосердие, являются универсальными категориями Добра, а зло может проявляться только в небытии/Nihil, преходящем, временном. Аристотель и августиновская схоластика прекрасно ложились на внутреннюю логику Духа Писаний, когда в Прологе Евангелия от Иоанна ничто исключалось из мира божественного творения, когда в притче о дурных и благих деревьях, только благое божественное дерево приносит благие плоды вечности, когда слова Христа несут прощение и любовь.

Только одному Добру принадлежит и будет принадлежать вечность. В том единственном будущем, когда время и зло поглотят друг друга, а мир придет к своему концу, единственной перспективой, ожидающей воплощенные души, является надежда и вечная радость:

         «Но хоть они и многочисленны, те, кто не желает заботиться о другом мире и иных творениях, и не интересуются ничем, кроме того, что можно увидеть здесь – злым, суетным и преходящим – они все же, без всякого сомнения, из ничто вышли и в ничто вернутся; но мы говорим, что существует другой мир и иные творения, непреходящие и вечные, и на них мы полагаем всю нашу радость и всю нашу надежду…»[3]

         Так объясняет это Анонимный трактат катаров, вдохновленный еще и надеждой ожидания на «новое небо и новую землю (Откр. 21, 1)», о которых Добрые Люди говорили: «Мы верим, что там есть Царствие, о котором Христос сказал: «Царство Мое не от мира сего» (Ио. 18, 36).» [4] Некоторые католические историки желали бы видеть в катаризме черную и пессимистическую религиозность, преследуемую обостренным осознанием зла и греха. Я же, наоборот, вижу в них фундаментально оптимистическую духовность «устремленных к Добру», убежденных в том, что Добро несомненно победит в вечности, с надеждой ожидающих возврата в небесную Отчизну. Ведь нельзя отрицать, что отрицание Добрыми Людьми концепции ада и вечного проклятия являлось одной из основных причин успеха их проповедей в глазах средневековых христиан, на самом деле преследуемых страхом не достичь спасения и ужасом перед наступлением Судного Дня.

         Церковь Добрых Христиан также полностью посвятила себя исполнению миссии Спасения, проповедуя Евангелие и спасая души через таинство духовного крещения, благодаря которому становятся христианами. Об этом крещении говорят множество раз, как катарские тексты, и прежде всего Ритуалы, так и многие документы католического или инквизиторского происхождения. Эвервин, так же, как и заметки об орлеанских канониках, сожженных в 1022 году, делает ударение на том, что еретики придают этому духовному крещению смысл таинства, о котором упоминается в Деяниях, чтобы доказать происхождение своих обрядов от обрядов апостолов.

         Здесь говорится о передаче путем возложения рук Духа Святого, Утешителя, которого Христос после Своего Вознесения, призвал на апостолов во время Пятидесятницы. В ранней Церкви обряд крещения водой был практически соединен с обрядом возложения рук, и чтобы стать христианином, надо было креститься водой и Духом. Начиная с III века, оба обряда начали разделяться, и возложение рук стало фигурировать в виде таинства конфирмации, а крещение водой все чаще и чаще уделялось детям.

         Это таинство, замечает Эвервин, еретики выискивают во всех местах Писания, где только могут, и крещение Христово Духом и огнем, провозглашенное Иоанном Крестителем, когда он крестил водой в Иордане («Но Идущий за мною сильнее меня… Он будет крестить вас Духом Святым и огнем…Мт. 3, 11»), получали те, кто в свою очередь приобретал право уделять его другим. Именно таким образом в диссидентских общинах возник настоящий клир, имеющий священнические функции, то есть избранные или христиане. Кажется, достаточно быстро появляется и епископская иерархия (документы сигнализируют о ней в первой половине XII века), депозитарий источника sacrum для своей Церкви, подобно католическим епископам, которые в своей епархии имели исключительное право посвящать священнослужителей. Линия прямого наследования Святого Духа «от одних Добрых Людей к другим со времен апостолов», о которой заявляла катарская Церковь, была фактически рекой со множеством ручьев, исходя из рук и власти посвящать епископа и его преемников, осуществлявших все крещения послушников. Это происходило с практической целью, чтобы минимизировать риск утратить – из-за греха, то есть несоблюдения предписаний Евангелия – власть передавать Дух. Потому в руках епископов были сосредоточены каналы этой передачи, хотя каждый христианин и каждая христианка имели право передавать Дух. Но если одно из звеньев цепи передачи Духа разрывалось из-за греха против Евангелия, обрывалась вся цепь: Дух не проходил больше.

         Еще во времена Эвервина таинство представляло собой двойную церемонию. Очевидно, всякий христианин и христианка имели право возлагать руки впервые, то есть возводить слушателя в ранг верующего, или послушника. Но епископ оставлял за собой право на совершение собственно таинства, то есть на второе возложение рук, делающее из верующего христианина. Благодаря безгрешной апостольской жизни, епископ передавал и множил таинство спасения души. Мы можем различить в Окситании середины XII века присутствие и важную роль первоначального епископа, епископа Альбижуа, Сикарда Селлерье, до 1160 года, являвшегося духовным источником для первых общин Добрых Христиан в Тулузен, Каркассес и, возможно, в Аженуа. Это утверждение помогает нам лучше понять смысл миссии епископа Никиты в Западной Европе около 1167 года.

         Возможно, он приехал для того, чтобы Добрые Христиане латинских земель могли воспользоваться хорошей/лучшей? линией наследования Духа; называемой также линией наследования ордена (чина). Вот почему Никита посвятил или повторно посвятил всех присутствующих епископов, избранных раньше или только что, и возложил руки, уделяя первое или повторное крещение, всем присутствующим добрым христианам и добрым христианкам. Двойная гарантия Спасения, конечно же, была лучше одной. На протяжении всей истории катарских Церквей можно увидеть повторение практики неоднократных и последовательных consolament. Также можно лучше понять смысл и причины внутренних проблем, расколовших итальянские Церкви в конце XII века, когда злые языки заговорили о том, что тот или иной епископ, сам Никита, или Альбанус, или Гаратус, согрешили, и потому его духовная линия, его орден, недействительны. Эта тревога выразилась во множестве повторных крещений, и только позже конфликты личного характера, связанные с ценностью уделенных таинств, обострились идеологическими спорами – когда Церковь последователей Гаратуса, гаратисты Конкореццо, отказались признать интеллектуальный прорыв, который постепенно привел к расцвету более радикального дуализма в рядах их старых оппонентов, альбанистов из Децензано – и общин Окситании.

         Впрочем, несмотря на разделение по доктринальным вопросам, последовавшее за разделением конца XII века, в связи с сомнениями относительно добродетелей епископов-основателей гаратистов и альбанистов, когда настали времена преследований, в конце XIII века, никакие интеллектуальные замешательства и препятствия не помешали итальянским Церквям объединиться до такой степени, чтобы вместе уделять таинство христианского Спасения. Но с этого момента, в связи с дезорганизацией Церквей из-за охоты на людей и переходом в подполье, особенно в Окситании, простые Добрые Мужчины и Добрые Женщины полностью стали пользоваться своей властью спасать души, поскольку этого уже не могла делать их иерархия. Все выжившие стали возлагать руки, передавая Дух Святой и приводя своих верующих к счастливому концу, который спасает душу.

         Намного больше, чем тысячи доктринальных нюансов, лучше, чем их недогматический и гибкий дуализм, эта практика христианского таинства Спасения, о которой сигнализируют документы от XI до XIV столетия, от Константинополя до Кагора, и составляет крепкий и сущностный костяк международной организации Церквей Добрых Христиан; и именно она является признаком их идентичности, их воли и их веры.



[1]Проповедь вальденсов о гонениях. См. мою статью «Христианство и толерантность в текстах катаров и вальденсов позднего Средневековья» в Naissance et affirmation de lidee de tolerance, XVI-XVIII s. Bicentenaire de ledit des non-catholiques (1987). Actes du V Colloque Jean Boisset, Университет Монпелье, 1988, рр. 19-36.

[2]Реестр Инквизиции Жака Фурнье. Перевод Анн Бренон в книге Рене Нелли,  Ecritures cathares cit., reed. 1995, p. 335-336.

[3]. Анонимный трактат катаров, перевод Рене Нелли в Ecritures cathares cit., p. 195.

[4]. Анонимный трактат катаров, перевод Рене Нелли в Ecritures cathares cit., p. 197.

Tags: Анн Бренон книги, Анн Бренон. Жизнь и смерть
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Анн Бренон. Катарский словарик. Буква Г

    Г Гаратисты – Итальянские доминиканцы обозначали этим словом (« garatenses по латыни) в XIII веке членов катарской…

  • О посте у катаров

    О посте у катаров. В эти дни католики и православные переживают первую неделю Великого Поста. Для катарского клира - Добрых Людей – пост…

  • Анн Бренон. Катарский словарик. Буква В

    В Вальденсы – Отвергнутые Церковью после того, как они пытались инициировать реигиозные реформы в Лионе, Лионские Бедняки или…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment