credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Жан Дювернуа. Религия катаров. Ч. II Р. VII. Cоциология. Продолжение 7

VII 3.2. О РЕВОЛЮЦИОННЫХ КОРНЯХ КАТАРИЗМА.

 

            Катаризм осуждал феодализм и политическую власть, о чем уже говорилось. Впрочем, сложно было опровергнуть его аргументацию в этом вопросе, поскольку цитировали торжественные слова, находящиеся в Евангелии от Луки (22:25-26), произнесенные во время Тайной Вечери. Остается, однако, тот же самый вопрос, что и в случае с соблюдением правил: относить ли эти слова ко всему обществу, или только к обществу совершенных, как наследников апостолов?

Но если бы даже признать феодальное общество дурным с абсолютной точки зрения («это дьявол сказал, что некоторые из них сделаются царями, императорами и графами»), то следовало его заменить демократией или же теократией? Ни один источник не дает нам ответа на этот вопрос, и возможно, что этот ответ не был одним и тем же, а зависел от места и времени. Ведь ясно, что катарский житель графства Фуа должен был иметь различные взгляды на власть в 1206 году, когда жена и сестра графа были совершенными, и в 1306 г., когда малолетнего графа женили на французской принцессе, а на весь край тяжелой рукой давили налоги и десятина.

            Если же в те времена борьба с налогами и десятиной, или же слушание катарских проповедей означает «борьбу с королем и Церковью», то, по крайней мере, не потому, что катаризм призывает к революции. Это потому, что Церковь, а затем и король, объявили войну этим землям, навязали им мир на своих условиях в 1229 году, чтобы окончательно аннексировать их до перехода Лабарр. Катары не имели бы ничего против «доброго графа де Фуа», и, если бы такой существовал, клирики не осмелились бы перейти на другую сторону этого самого Лабарр[1].

            В сущности, вся история южнофранцузского катаризма отображает верность и привязанность к графскому феодализму и мелкого местного дворянства; привязанность эта бывала и заслуженной.

            Кажется, что для катарской Церкви этот принцип христианской демократии имел двойную цель: с одной стороны он гарантировал ее независимость по отношению к политической власти, а с другой – подтверждал верховенство власти духовной. Нет смысла настаивать на параллелях с поведением официальной Церкви в то время, с ее привилегиями юрисдикции или теориями Иннокентия III.

            В конце концов, все демагогические действия в описываемую эпоху происходят от католической Церкви. Это происходящая из Пюй институция «мира» отодвигает от епископств Юга угрозу феодальных войн, а кроме того, с помощью милиции «тушинов» дает власть епископам.

            Это епископ Фулько из Тулузы со своим белым братством освобождает должников и рушит феодальные башни. Это Крестовый поход казнит рыцарей в Лаворе в 1211 г., но оставляет жизнь рутьерам.

            Единственные спонтанные движения низов, о которых нам говорит катарская история, имеют место тогда, когда они спешат сжечь на костре несчастных, на которых духовные лица указали, как на еретиков[2].

            Таким же негативным является ответ в области поиска ересью новых адептов. Она появляется в среде духовенства, следующим ее шагом является завоевание дворянства и богатого общественного класса, а вот среди низших слоев появляется очень поздно, и кроме того, на что следует обратить внимание, во времена небольшой разницы между сословиями или в регионах, где эта разница была не слишком явной.

            Если нам следует видеть первых катаров в орлеанских «манихеях», то это означает, что ересь родилась среди кафедральных каноников в городе, который тогда был столицей короля Робера. Речь идет, стало быть, о высших слоях духовенства Северной Франции. Граф Суассона, дворянство Перигора будут охранять первых ее проповедников со времени их появления. Катары из Шарите-сюр-Луар являются весьма зажиточными (predivites) горожа нами, как и Пьер Моран в 1178 г. в Тулузе.

            В Кельне допрашиваемые катары признаются, что имеют много адептов среди духовных лиц и монашества.

            В Невере, в последние годы столетия, в ереси уличен декан капитула и аббат из Сен-Мартен; в 1203 г. на костре сожжен рыцарь, некий Эврар де Шатонеф.

            Не стоит даже упоминать о том, что в Лангедоке ересь встретила почти единогласное одобрение со стороны дворянства, в том числе и аристократии. Хотя цифры Инквизиции, несмотря на свою важность, не могут иметь настоящей статистической ценности[3], но все же они в большой степени подтверждают мнение современных историков. Из 1015 совершенных, floruit которых припадает на 1190-1250 гг., 172 происходит из дворян.

            В Лаурагэ количество дворян среди жителей, признающихся в том, что они были верующими, доходит до 25% , то есть речь идет обо всех или почти всех знатных людях, а в общем количестве дающих показания верующих насчитывается до 20%.

            Только начиная от 1273 года (дата, когда доминиканская Инквизиция вновь начала расследования в Лангедоке), большинство начинают составлять плебеи, и даже члены городских низов, заселяющих новые кварталы в Тулузе или сельскую местность. На переломе столетий мы находим целые катарские деревни, как, например, Верден (Од) или Монтайю (Арьеж). Но знать все же остается катарской, как и определенная часть духовенства[4].



[1]См. J. Fournier, III, p. 331 и далее.

[2]Cм. Письмо Иннокентия III от 10 апреля 1213 г., PL 215, c 802, и предыдущие, начиная с Кельна, 1143 г.

[3]Систематические расследования в приходах Лаурагэ Тулузской епархии (Рук. 609 Toulouse), очень неполны, хотя и содержат свидетельства около 5 500 человек. В некоторых приходах колиество дающих показания неясно, в некоторых нет показаний женщин, итд…Количество дворян могло бы бать еще выше, если считать умерших, фаидитов (поставленнях вне закона) и эмигрантов. 

[4]См. реестр Жана Галанда (Doat XXVI) по Кабардес и по землям Фуа, Duvernoy, La noblesse du Comte de Foix au debut du XIVе siecle  в Actes du XVIe  Congres de la Federation historique Pyrenees-Languedoc, Auch 1961.

Tags: Жан Дювернуа. Религия катаров
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments