credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Category:
  • Mood:

Кое-что о Миравалях специально для Раймона


Raimon de Miravalh via , raimon_lo_fol

И апдейт 

Знаменитый трубадур Раймон де Мираваль имел кузенов – совладельцев Отпуль (северные склоны Монтань Нуар, регион Альбижуа). Когда во время крестового похода его и всю его семью лишили фьефа, весь клан Миравалей переселился в Отпуль, в том числе и те, кто жил в Кабардес. Они также были связаны с владениями в Пьюлоранс (откуда родом знаменитый доминиканский хронист). Родственник трубадура Раймона де Мираваля, Госелин де Мираваль, в молодости был Добрым Человеком в Кабарец, но во время крестового похода оставил обеты, чтобы взяться за оружие. Есть еще какой-то Госельм де Мираваль – который убил свою жену, и добрые люди уговорили его для покаяния принять обеты в 1200 г. – вроде бы, это тот же самый, что и Госелин. Этот Госелин или Госельм переселился в Отпуль. У него был брат, Эрменгод де Мираваль, женатый на Бланш из семейства д’Отпуль. Их сестры, Ода и Раймонда де Мираваль – были добрыми женщинами. Эрменгод де Мираваль, как и его брат Госельм, умерли в 1228 г., получив хороший конец (Госельм, как мы знаем, повторно). Дети Бланш и Эрменгода – Райна де Мираваль, (которая вышла замуж за совладельца Отпуля, Берната Бонзома), Азалаис де Мираваль (которая вышла замуж за сеньора Ногаред, небольшого владения неподалеку), Раймон де Мираваль, Бернат де Мираваль, Пребост де Мираваль, Гаск де Мираваль и Гийом де Мираваль. Обо всех них известно, что они были добрыми верующими, Пребост де Мираваль участвовал в восстании Тренкавеля в 40-х годах и дрался под Каркассоном, а Гаск был еретическим проводником.

В 20-х 30-х годах совладельцами Отпуль были Изарн Бонзом (сын Райны) и Раймонд де Мираваль (брат Райны). Они укрывали епископа Каркассес Пейре Изарна, потом Жирода Абита. Раймонд де Мираваль, который в 1244 г. дает показания перед братом Феррером, говорит, что «множество людей из Кабарет» приходило слушать проповеди этих епископов «как на улице, так и в их дома». Когда в 1229 г. был заключен договор в Мо, то перед тем, как « Кабарет был сдан королю и Церкви», совладелец Отпуль Раймонд де Мираваль и его братья, отвели своих теток, Оду и Раймонду, а также их подругу Марселину, живших тогда в Кабарет, сначала в Туретт, «под Мираваль», а затем за хребет, за Пик дю Нор, в Отпуль, в дом совладельцев, к Бланше Мираваль, своей матери, где те жили два месяца.

Есть еще сведения, как, например, некий Пейре Дайд свидетельствует, что в 1240 г. в доме некоего Берната Изарна епископ Аймери дю Коллет проповедовал для целой группы местной знати, в том числе Раймонда де Мираваля, совладельца Отпуля, и двух его братьев, Гаска и Пребоста.

Кстати, между 1240 и 1242 гг. «мученики Авиньонетские» порезвились и в Монтань Нуар, проведя там целую кампанию по розыску еретиков, и Раймонд де Мираваль тоже «попал под раздачу» и вынужден был перед ними отречься «от ереси».

Тем не менее, в 1242 году катарский епископ Альбижуа Аймери дю Коллет открыто снимает крыло дома в Отпуль, а в другом крыле живет весь клан Миравалей – Райна Бонзом и ее братья. В том же году на Рождество их свояченница Бруна де Бонзом, «подруга еретиков», достигла счастливого конца из рук епископа и его товарища. В 1242 г. Аймери дю Коллет еще проповедует, в том числе и для «сыновей Райны» а также, Гаска и Пребоста «в конюшне Пребоста де Мираваль».

После падения Монсегюра вся катарская иерархия, которая осталась жива, вынуждена была податься в ломбардское изгнание. Ренегат Сикард де Люнель выдал очень многих, и последние верующие из рода Миравалей окончательно попали в лапы Инквизиции. Но у всех была разная судьба.

Например, Изарн де Бонзом, сын Райны де Мираваль, во очередной раз дал показания перед Понсом де Парнак 16 июля 1274 г. Он подтвердил свои показания, данные перед другими инквизиторами, за которые Бернар де Ко осудил его на вечное заточение в 1247 г., но в 1248 г был освобожден папским исповедником и принял цистерцианские обеты в Виллелонг в качестве покаяния. В 1280 г., больной, он приехал умирать к себе домой, в Ногаред, под Отпуль, и там, как говорил один из жителей Туретт в Кабардес, он умер, получив утешение из рук доброго человека Берната Серрье и его товарища.

Цит по выступлению Анн Бренон на коллоквиуме в Мазамете, май 2009 г.

 

 


Tags: Анн Бренон статьи, Окситания в эпоху катаризма
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment