credentes (credentes) wrote,
credentes
credentes

Жан Дювернуа. Религия катаров. Ч. II Р. VII. Cоциология. Продолжение


VII.1.1.2. ЗАВЕЩАНИЯ.

 

            От верующих, ожидавших последнего часа, чтобы вступить в секту, не ожидали принесения в дар всего их имущества. Достаточно было завещания. Существуют многочисленные примеры этому, от конца XII до XIV века. Это процесс был настолько ритуален, что говорилось попросту о «плате за consolamentum»  (solutio hereticationis).[1]

           

«По обычаю» записывали круглую сумму, что в общем, естественно, и чаще всего упоминается сумма в 100 су (неважно, тулузских, мельгорьенских или барселонских), которую платили мелкие дворяне Юга[2]; но иногда встречаются суммы в 12 динариев (1 су), как и 50, 40 или 30 су, вместе с выплатой от 6 до 8 сетье пшеницы[3]. Рожер де ла Тур из Лаурак, знаменитый рыцарь, записывает около 1225-1230 г. 500 су[4]. Чтобы примириться с Церковью раненый Бернар-Отон де Ниорт начинает выплачивать компнсацию за то, что удержал, достигающую 1200 мельгорьенских су[5].

            Известные лица, чтобы выразить свое особое почтение и привязанность к Церкви, завещали ей, скорее, личные вещи, например, постель (что возмущало Гийома из Пьюлоранс)[6], боевого коня[7] или оружие,[8] или даже все свое движимое имущество, вместе с верховыми животными и упряжью, за исключением того, что было необходимо для покрытия материальных потребностей его жены в течение года.[9]

            Эти завещания имели то преимущество, что давали гарантию, что они будут исполняться наследниками, из страха потерять лицо или, в случае с лошадью, по необходимости в те времена.[10] Это имущество могло иметь также высокую покупную цену.

            «Фаидиты», лишенные имущества во времена Крестового похода, обязывали своих наследников уплатить долги, «когда они получат свою землю»[11].

            Некоторые держали в резерве то, что могли завещать Церкви: людей, которых могли освободить взамен за наличность, или горшок серебряных монет[12].

            Завещание утешенного представляло собой пожертвование, а не вознаграждение за таинство. Оно принадлежало той Церкви, членом которой был утешенный, а не священникам, которые его крестили, если случались обстоятельства, что они принадлежали к соседней Церкви.[13] Эти вопросы касательно послушания в области поступления денег дискутировались до самого конца.[14] После смерти совершенного, то, что находилось в его владении, естественно, переходило к Церкви, к которой он принадлежал, даже если это были бедные пожитки.[15]

 

VII.1.1.3. РАБОТА.

 

            Мы уже говорили об обязанности совершенного работать собственными руками, и о том, какие различные формы приобретала эта деятельность.

            Разумеется, что он отдавал в распоряжение общины плоды своего труда. Однако нет сведений, позволяющих утверждать, существовала ли финансовая независимость на уровне «дома», диаконии или епархии, распределялись ли как-то доходы и на каком уровне.



[1]Ibid., f 95 v.

[2]Ibid., ff" 54 V , 127 r  158 r ; - Doat XXII, f 112 v° ; - XXIV, ff™ 155 r-,186 i - , 232 v.

[3]Doat XXIII, f 115 V , 328 V , 236 r.

[4]Рук. 609 Тулуза, f 72 V .

[5] Doat XXIV, f" 87 V .

[6] Doat XXI, f" 308 v° ; - Г. де Пьюлоранс, Пролог: « Получали от них целые ложа и одежду» (ed. cit., p. 25).

[7] Doat XXIII ff° 221 r 301 V-302 r. «Рыцарь Гюи де Кастильон, из Мирпуа, сказал . . . что Изарн де Кастильон, заболев болезнью, от которой позже умер, отдался еретикам в Кастельбо в Каталонии и отписал им своего коня. Свидетель не участвовал в consolamentum, но прибыл после смерти брата в Кастельбо, нашел там его коня, забрал его с собой и вернулся с ним». - « Этьен Масс, из Тулузы, сказал . . . что однажды он прибыл в Монсегюр вместе с главным лучником, Думенгом, и Раймондом Рожером из Тулузы, экюйе котрого он в то время был. Им привели коня, который принадлежал Гийому Сегюйе, и котрого он отписал еретикам… Раймонд Роже купил коня и уехал» (1240).

[8] Рук. 609 Тулуза, f 153 r°. (Бек де Фанжу, главный местный сеньор, ок. 1235).

[9] Рук. 609, f° 151 r°. (Бернар Хью де Фиест, из Фанжу, перед 1229 г.).

[10] Особенно в случае с рыцарями, которые вели партизанскую войну.

[11] Doat XXII, P 117 v, e t c .

[12] Рук. 609, f 54 (Реннвилль, Верхняя Гаронна) : « Гийом де Бараинь, из Авиньонет, получил утешение на ложе смерти от диакона Боффиль де Кассес. Бланш, жена Раймонда Пейремарти, дала совершенным со своей стороны 200 су, а он освободил ее и двух ее сыновей от дани, которую они были ему должны». « Doat XXIV, f 131 v : «горшок с 600 мельгорьенских су, зарытый под порогом дома». Впрочем, здесь идет речь о депозите Церкви.

[13] Независимость распоряжения финансами достигала, возможно, уровня диакона. Сын утешенного из Реннвилля (Верхняя Гаронна) должен отписать: « 4 су совершенным из Церкви в Авиньонет, поскольку совершенные (которые дали утешение его отцу) не принадлежали к этой Церкви, а прибыли туда по необходимости». Сами совершенные получили 2 су. Один из них принадлежал к Церкви в Вилльмур, а другой был из окружения диакона Ланта. Все они были из епархии Тулузы. (Рук. 609, f 51).

[14]Поставленное под. сомнение после 1300 года завещание одной верующей из Кабардес (Limborch, op. cit., p. 68).

[15] После ареста совершенных женщин, диакон требует возврата долга, который они взяли, чтобы выкупить отданные в залог ткани (Doat XXIII, f° 185 v°) ; - В начале XIV ст. бедный Раймонд де Кастельно передает, умирая, Белибасту, свое нищее имущество (две рубахи и немного галантереи) (J. Fournier, t. II, p. 475).


Tags: Жан Дювернуа. Религия катаров
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments