?

Log in

No account? Create an account
Через месяц после этого еретик пришел в Сан Матео, и мы собрались в доме Гийометты – я, Пьер Маури, Гийометта, Арнод и Жан, ее сыновья, и Пьер Маури, ее брат. Было решено, чтобы я как можно быстрее пошел искать свою тетю Азалаис и сестру Раймонду, поскольку я считал, что они живут в горах Пальярс. Также было решено, что когда я найду этих женщин, то я уведу их в Сан Матео или Морелью, чтобы они жили подле Добра, и чтобы Арнод, сын Гийометты, смог жениться на моей сестре Раймонде, поскольку они оба – добрые верующие.
Read more...Collapse )
Той ночью я остался в том доме и спал на том же ложе, что и еретик. Он не снимал ни рубахи, ни штанов. На следующее утро он сказал мне, что поднимался ночью шесть раз, но я не видел ни одного раза. То же ночью Жан, сын Гийометты, пошел за Пьером Маури на пастбище. Последний прибыл на следующее утро перед рассветом и прилег отдохнуть на лавке, пока не занялся день. Когда рассвело, то мы все встали и поскольку Пьер захотел есть, то я послал за вином. Поскольку у нас не было рыбы, то Пьер Маури сказал мне: «Вы и я будем есть feresa» [1] (то есть соленое мясо, которое было в доме). Он взял лестницу и отрезал кусок солонины, и мы поели – я, Пьер Маури, Гийометта Маури и Пьер Маури, ее брат. Я спросил еретика: «А Вы, Монсеньор, Вы разве не поедите хоть немного?» Он улыбнулся, а Пьер Маури сказал мне, что Монсеньор ест хлеб только два раза в день, хотя, например, фрукты он может есть более часто, так же, как и пить.
Read more...Collapse )
Тогда же Гийометта Маури сказала мне, что этот еретик не прикасается к женщинам, и я сказал ей: «Как так это может быть, что он не прикасается к женщинам, если он держит одну в своем доме?». Она ответила мне, что Господам легче скрываться, если с ними живет женщина, ибо люди, видя, что с ними женщины, думают, что это их жены, и, таким образом, не считают их еретиками. Поэтому, хотя они живут с женщинами под одной крышей, тем не менее, никогда к ним не прикасаются. Более того, если им случается протянуть руку и ненароком коснуться женщины, то они не едят и не пьют три дня и три ночи. Женщина, - сказала она – которая живет вместе в Монсеньором, готовит ему есть и убирает постель; и чтобы соседи думали, что она – его жена, Монсеньор покупает по воскресеньям и четвергам мясо и приносит ей. И поскольку он прикасается руками к мясу, то трижды их моет перед тем, как есть или пить. В другие дни эта женщина ест то же самое, что и он. Она добавила, что когда еретик живет в доме, то они спят на двух разных кроватях, как можно дальше друг от друга, но когда они путешествуют, то, выдавая себя за супругов, они ложатся на одно ложе, но устраиваются таким образом, чтобы никто не мог коснуться обнаженной кожи другого.
Read more...Collapse )
Арест Белибаста[1]

Семья Белибаста принадлежала к богатым крестьянам из деревни Кубьер (департамент Од), на землях архиепископа Нарбоннского, прево которого жил в их доме, когда приезжал в деревню. Члены всей этой семьи были добрыми верующими. Гийом убил пастуха, несомненно, во время драки. Он принял катарские обеты, возможно, из покаяния, возможно также, из-за того, что, оказавшись вне закона, он вынужден был искать убежища в семьях верующих. Арестованный вместе с Филиппом д’Алайраком, его Старшим, он бежал вместе с ним из Мура Каркассона и добрался до Каталонии. Д’Алайрак пожелал вернуться к своей пастве в Сабартес и Од, но он был арестован и на этот раз сожжен. Белибаст вначале зарабатывал на пропитание тем, что делал в Лериде ткацкие гребни, и встретил совершенного высокого ранга Раймонда де Кастельно, иерарха катарской Церкви в Ажене, умершего в изгнании в Гранаделье.

Read more...Collapse )



[1] Следующее показание дополнено в реестре многими другими показаниями, из которых самым важным является показание Пьера Маури, но оно настолько объемное, что само по себе было бы размером с данную книгу.
[2] Его отец был важным нотариусом в Тарасконе, а его мать урожденная Бэйль или д’Эн Бэйль (от слова бальи или байль) из Акс ле Терм, была очень ревностной верующей и активисткой, хотя и не совершенной, и погибла на костре, не желая отрекаться от ереси и выдавать других верных. Один из ее сыновей, Понс, стал совершенным, и, как и его братья, носил имя своей матери, Бэйль.
[3] Когда Арнот Сикре отправился в свою миссию, Белибаст жил в Морелье, но находился в тесном контакте с небольшой группой верующих. Это были Пьер Маури (старший) из Монтайю, его сестра Гийометта Марти с ее двумя сыновьями, которые жили в Сан Матео; Пьер Маури, их племянник и брат последнего Жан, были пастухами далеких перегонов; вдова кузнеца из Тараскона Сервель жила в Лериде; сестра Маури, жившая в Сан Матео, вместе с дочерью и зятем, поселилась в Бесейте; были там и другие беглецы, покинувшие родину после 1309 года.
[4] Граф де Фуа владел множеством небольших территорий по ту сторону Пиренеев, как виконтство Кастельбо и город Тирвия (провинция Лерида).
[5] Сеньория д’Айю (Праде и Монтайю, Арьеж) была практически независимой, пока через брачный союз она не была присоединена к графству Фуа. Главной разницей в языке были слова для обозначения овец: fedo в Монтайю, ovelho в Сабартес..
[6] По этой фразе, являющейся паролем, распознавали друг друга верующие.
[7] Термин буквально переводится как «добрые бородачи», который сохранился у пьемонтских вальденсов до наших дней. Происхождение его неясно. Поскольку в нашем тексте этот термин еще и стоит в женском роде, то, возможно, что речь идет о разнице между клириками и совершенными перед крестовым походом, потому что последние тогда носили бороды. В описываемую эпоху они уже брились.
[8] Melhorier – ритуальное приветствие, описанное дальше.
[9] «Отче Наш», молитва, обязательная перед употреблением каких-либо продуктов.
[10] В Морелье Белибаст делал корзины (Позже стало известно, что он делал гребни для ткацких станков. Прим. пер.)
[11] Клирики, члены монашеских орденов.
[12] Здесь использована игра слов Papa и palpe (присасываться, опутывать).
[13] Так называемая гасконская или провансальская лига, мера длины, эквивалентная 5 847 метрам (Прим. пер).
[14] Это утешение последней Церкви, лишенной своего основного таинства, встречается у последних Совершенных, потому что до 14 века об этом нигде не упоминается.
[15] Fratisia – доля наследства, полагавшаяся ему от старшего брата, когда умер глава семьи, его отец. На самом деле его отец и мать умерли в нищете, поскольку все имущество семьи было конфисковано.
У нас нет информации ни о процессе против Пьера Клерга, ни даже об условиях его заточения. Ясно, что он отрицал всё, и что он умер чуть раньше месяца ноября 1321 года. Он был еще жив в июле того года. Его брат Бернард, бывший бальи, множество раз упоминался теми, кто давал показания. Жак Фурнье возобновил его процесс, начиная от показаний перед Жоффре д’Абли в 1310 году, возвращаясь к тому, как он видел Гийома Отье, занятого шитьем в доме Белотов, в те времена, когда он сватался к одной из дочерей дома, Раймонде. И что он вернулся посмотреть на Гийома Отье еще раз, после того, как ему сказали, что это – еретик. Бернард Клерг повторил это с большими подробностями (что он сознательно хотел видеть Гийома Отье и Праде Тавернье), с подробностями, существенными для фактов, в которых он признался. Жак Фурнье не удовольствовался его показаниями, и 25 мая 1321 года заключил его в тюрьму Аламанс. 2 ноября того же года, несмотря на то, что Бернард Клерг ничего не добавил к своим признаниям, Жак Фурнье принял его каноническое отречение, и процесс казался завершенным. Но 14 ноября, когда Бернард вернулся в Монтайю, Жак Фурнье, почерпнув некоторую информацию из слухов, возобновил его процесс, заслушав тех, кто был заключен вместе с ним. Первым из них был Бартелеми Амильяк, священник из Льядрос, который «женился» на Беатрис де Планиссоль.

Read more...Collapse )
Показания Менгарды Бускай, 19 мая 1321 года

Это было около шести лет тому, во время Пасхи. Пьер Клерг, ректор Монтайю, послал ко мне в Праде мальчика, который сказал мне, что ректор хочет, чтобы я пришла к нему в Монтайю, потому что там находятся прокурор и судья Монсеньора графа. Я пошла с этим мальчиком и встретила ректора на втором этаже его дома. Никого не видя рядом с ним, я спросила, зачем он попросил меня прийти. Он ответил мне, что уже долгое время он в меня влюблен, и хотел бы вступить со мной в связь. Я сказала ему, что не позволю  этого, ибо это большой грех – поскольку я вдова[1].
Read more...Collapse )
Клерги

Показания Беатрис де Планиссоль привлекли внимание Жака Фурнье к Пьеру Клергу, ректору Монтайю. Этот неординарный персонаж был выходцем из богатой и обладающей властью семьи (его брат Бернард был графским бальи), а в его функцию входило быть представителем инквизитора Каркассона. Бернард тоже проявлял инициативу в этой области. Показания против Пьера Клерга были согласованы и безжалостны, и следуют друг за другом в реестре Инквизиции.

Read more...Collapse )
Прокаженные

Лета Господня 1321 года, четверг перед Пятидесятницей.
Гийом Агасс, командор лепрозория Лестанг возле Памье, свидетельствовал в судебном порядке перед добронравным Мэтром Марком Ривелем, представителем Монсеньора вигюйе Аламанса и прокурором досточтимого Отца во Христе Монсеньора Жака, по благодати Божьей епископа Памье, имеющим специальные устные полномочия от Монсеньора епископа для выяснения истины о некоторых отравлениях, совершенных прокаженными в землях «языка ок» [1].

Read more...Collapse )
Когда мой муж ещё был жив, однажды Раймонд Клерг по кличке Пату, внебрачный сын Гийома Клерга (брата Понса Клерга, который был отцом Пьера Клерга, кюре Монтайю), взял меня силой прямо в замке. Через год после смерти моего мужа Беренгера де Рокфора, Раймонд Клерг открыто содержал меня. Это не помешало этому кюре, Пьеру Клергу, домогаться меня, хотя он знал, что его родственник Раймонд обладает мною.
Read more...Collapse )
В следующем году Беатрис овдовела. Ректором Монтайю стал местный молодой человек, Пьер Клерг из богатой и влиятельной семьи. Его брат был бальи графа.

Это было двадцать один год тому, приблизительно через год после смерти моего мужа. Я хотела пойти в пост в церковь Монтайю, чтобы исповедаться. Когда я туда прибыла, я подошла к Пьеру Клергу, ректору, который принимал исповеди за алтарем благословенной Девы Марии. Когда я преклонила перед ним колени, он обнял меня, говоря, что ни одну женщину в мире он не любит так, как меня. Я остолбенела и ушла, не исповедовавшись.
Read more...Collapse )




[1] Обычный аргумент в пропаганде катаров.
[2] Чтобы отпустить ему грехи, как она говорит ниже.
[3] Это слово в Средние века означало «папским».

Profile

Революція гідності
credentes
credentes

Latest Month

May 2019
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Taylor Savvy