?

Log in

Previous Entry | Next Entry

10. Действительно ли катары верили в реинкарнацию?

 

Не будем применять здесь термин реинкарнация,  - анахронизм,  не употреблявшийся в средневековом мире. Христиане-катары, по крайней мере, те, которые эволюционировали до абсолютного дуализма, в своих теологических изысканиях, целью которых было доказать, что Бог не имеет отношения к злу, дошли до идей полного отказа от вечного ада и переселения душ. Однако, не стоит тут же преисполняться энтузиазмом и перебрасывать мост между суровым средневековым катаризмом и далеким брахманизмом или буддизмом. Ни кармы, ни идеи о постепенном очищении души не было в концепциях Добрых Людей. Но, как мы видим, простое развитие библейской темы Исхода Израиля из Египта, интерпретируемой как падение божественных душ на землю чужого бога…

 

Следует еще сказать, что так же, как и в случае с их дуализмом, это был апогей рефлексий христиан-катаров над внутренними противоречиями святых Писаний, а не какой-то четко установленный элемент доктрины, обязательный и незыблемый. Много столетий они не исповедовали и не формулировали никаких тезисов о переселении душ, а некоторые из них никогда в это не верили. Но в любом случае, для христиан-катаров человеческая душа имела божественное происхождение.

Вот как в своей Сумме Райнерий Саккони, доминиканец и инквизитор середины XIII столетия, бывший иерарх катарской Церкви гаратистов Конкореццо, резюмирует и схематизирует заблуждения своих бывших братьев, умеренных дуалистов:

«Они совершенно справедливо считают, что есть только одно начало, но многие из них заблуждаются касательно единства Троицы. Далее, они исповедуют, что Бог создал из ничего ангелов и четыре элемента, но они заблуждаются, говоря, что дьявол (или Люцифер), с Его позволения, сформировал всё видимое, то есть этот мир. Далее, они верят в то, что дьявол создал тело первого человека и заключил туда ангела, который уже слегка согрешил. Далее, что все души были переданы от этого ангела1

Новоиспеченный доминиканец признает, что мнения его бывших единомышленников содержат не только ошибки, поскольку, будучи фундаментальными монистами, они приписывали Богу происхождение всего, даже Ангела, который, восстав из-за гордыни, изобрел зло и сформировал этот мир, Люцифера, которого средневековая христианская культура все больше и больше ассоциировала с дьяволом. Умеренные дуалисты в целом признавали, что Бог создал четыре элемента, а работа Люцифера/дьявола ограничивалась формированием видимого мира. С их точки зрения, Бог даже позволил Люциферу заключить в тела Адама и Евы двух Его ангелов, которые уснули. Райнерий уточняет, что этот ангел, или эти двое ангелов «уже слегка согрешили». Такова была схема происхождения человека и мира у умеренных дуалистов: запятнанные (легким?) первородным грехом, что оправдывало их падение с Люцифером, первая, или скорее, две первые души, ангелы Божьи, были заключены в тела из глины – телесные тюрьмы – и эти две первичные души воспроизводились вместе с плотскими телами, передавая, таким образом, и клеймо первородного греха.

Такая система называется традуцианизмом. Христиане-катары долгое время исповедовали, что через традуцианизм искра божественного происхождения, но также и грех, передается от души к душе, и души воспроизводятся вместе с телами. В XIII веке умеренные дуалисты – богомилы или гаратисты – верили еще в первородный грех, совершенный первой душой/ангелом, заключенным в тело, и передающийся через традуцианизм всем человеческим существам. Потому они говорили о необходимости покаяния для Спасения, и допускали, что Страшный Суд может осудить на вечный ад. Но под конец XII века большинство западноевропейских катаров попытались преодолеть проблемы и внутренние противоречия системы умеренного дуализма, и стали исповедовать настоящий дуализм, вдребезги разбивший нехристианскую, с их точки зрения, концепцию вечного ада.

Для умеренных дуалистов зло упало с неба; для абсолютных оно поднялось на его завоевание. Умеренные дуалисты, как мы уже видели, глубоко монистичные, фактически предполагали, что это ангел Божий «изобрел» зло, восстав против своего Творца, и что Бог сбросил его «вниз», где он сформировал этот мир из созданных Богом материальных элементов и наделил душой первого человека (в некоторых мифах фигурирует женщина, а в некоторых нет), то есть ангела, последовавшего за ним в грехе и падении. Теперь посмотрим, как Райнерий Саккони резюмирует и интерпретирует мнение настоящих дуалистов, бывших его противниками во времена его бытности катаром-гаратистом:

«(Они исповедуют), что есть одно и второе начала, или Бог, создавший Своих ангелов и Свой мир, и этот мир, созданный и сформированный со всем, что в нем, злым божеством. Далее, что дьявол со своими ангелами поднялся в небо, и, после битвы, которая произошла там, с архангелом Михаилом и ангелами благого Бога, он забрал треть Божьих творений, и что каждый день они вселяются в человеческие и животные тела, и также переселяются из одного тела в другое, пока все они не окажутся в небесах. Они называют эти создания Божьи на свой манер «народом Божьим», «душами», а также «овцами Израиля» и другими именами2…»

Здесь мы видим очень схематизированную теологию двух начал абсолютных дуалистов, наивысшим достижением которой была диалектика Джованни де Луджио. Два творца, два начала, и у каждого свое творение: одно благое, Царствие, и одно дурное, этот мир. Это зло, то есть дьявол, поднялся со своими легионами на штурм неба, Иерусалима небесного, то есть благого творения. После битвы с архангелом, легионы зла были отброшены, но Зло смогло увлечь за собой треть Божьего творения. При этом они ссылались на Апокалипсис Иоанна:

«И произошла на небе война: Михаил и Ангелы его воевали против дракона, и дракон и ангелы его воевали против них, но не устояли, и не нашлось уже для них места на небе. И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый дьяволом и сатаною, обольщающий всю вселенную, и ангелы его низвержены с ним (Откр. 12, 7-9)». И еще: «Хвост его увлек с неба третью часть звезд и поверг их на землю (Откр. 12, 4)».

Космический дуализм – дуализм двух творений – переместился в этот мир. Дьявол заключил в тела-тюрьмы, тела из глины, одежды из шкур или телесные темницы, принадлежащие злому творению, благих ангелов, которых он захватил, треть небесного творения, упавших от взмаха его хвоста. Таким образом, души людей имеют божественное происхождение, причем прямое, а не через репродукцию/передачу как в традуцианизме квази-дуализма. Они – дело благого творения, а их тела имеют земное происхождение. В этих телах души спят, забыв свою небесную отчизну. Вот как в начале XIV столетия одним прекрасным днем Добрый Человек Жак Отье проповедовал молодому пастуху Пьеру Маури, когда оба они шли по дороге по направлению к Риу эн Валь:

«Когда эти духи пали с неба после того, как последовали за Сатаной…, они раскаялись, что покинули Отца Небесного, и начали петь Песнь Песней Сиона, как они имели обыкновение делать, будучи перед лицом Отца Небесного. Услышав это, Сатана сказал им: «Так вы еще помните Песнь Сиона?» Они ответили, что да. Сатана сказал им тогда: «Я помещу вас в землю забытья, где вы забудете, что вы говорили, и что вы вообще были в Сионе!» И тогда он дал им туники, то есть тела земли забытья…»3. Это та самая земля, где «забыт Иерусалим». Катарский проповедник перефразирует здесь 136 псалом, где говорится о песни изгнанников: «На реках Вавилонских, там сидели мы и плакали, когда вспоминали о Сионе. На вербах посреди его повесили мы наши арфы. Там пленившие нас требовали от нас слов песней, и притеснители наши – веселия: пропойте нам из песней Сионских». Как нам петь песнь Господню на земле чужой? Если я забуду тебя, Иерусалим, забудь меня, десница моя…»

Фактически, это тема изгнания, Исхода Израиля из Египта – на которой Добрые Люди основывали – или которой оправдывали – свою теологию божественного происхождения человеческих душ и их порабощения/исхода из «чужого мира». При этом они употребляли термины «народ Божий» и «овцы Израилевы», которые также часто употребляются в Новом Завете: в Первом Послании апостол Иоанн говорит о «детях Божьих… кто не от мира» (1 Ио. 4, 4-5); и евангелист Матфей передает слова Христа: «И я послан только к погибшим овцам дома Израилева» (Мт. 15, 24).

Падение ангелов было очень популярной темой в романские и даже дороманские времена: чтобы в этом убедиться, достаточно увидеть, какое огромное количество миниатюр в средиземноморских рукописях Апокалипсиса и комментариях к нему X-XI веков иллюстрировало мотив великого дракона и его хвоста, смахивающего с неба треть звезд.

Райнерий Саккони был абсолютно прав в своем коротком резюме, указуя на главный пункт различий между абсолютными и умеренными дуалистами – судьбу этих падших душ. Он отмечает, что заключенные в тела «земли забытья», эти души перевоплощаются «из одного тела в другое, пока все они не вернутся в небо». Настоящие дуалисты больше не были традуцианистами. Они пришли к выводу о том, что существует почти механическая система последовательных переселений падших душ, вплоть до их окончательного Спасения. Это могут подтвердить многие проповеди окситанских катаров, если верить показаниям их верующих перед Инквизицией: «Что души людские созданы благими и равными между собой, и все они будут спасены».

Однако не стоит обманываться терминологией. Добрые Люди не были ни язычниками, ни восточными монахами, адептами реинкарнации, пытавшимися придать своим верованиям христианскую окраску. Преданные Духу Евангелия, за видимыми противоречиями буквы Писания они видели прежде всего милосердие Божье, и не могли представить себе, что Отец мог вознамериться наказать Своих детей на всю вечность. Для них было немыслимым, что Бог любви способен осудить, а не простить, и потому отвергали идею вечного ада. То, что они разработали христианскую систему переселения душ, было логическим следствием их постулата о милосердии Божьем. Все души смогут вернуться к Отцу, в небесную отчизну. А поскольку вряд ли все они способны достичь христианского Спасения в течение одной жизни, единственным средством, позволявшем им достичь универсального Спасения, было переселение душ.

Созданные благими Богом, который не может и не хочет создавать ничего, кроме как в Добре, души/падшие ангелы, пав, не согрешили, как это предполагалось в концепциях богомилов и гаратистов. Они были увлечены в падение драконом, но не осознавали, что делали. И когда Добрые Люди в своих теологических рефлексиях дошли до этого пункта, они вынуждены были отказаться от идей первородного греха и Страшного Суда, противоречащих постулату милосердия Божьего. Именно это достижение теологии христианского дуализма придает средневековому катаризму такую созвучность с современной духовностью. Конечно же, мы будем избегать анахронизмов и идеализирования: Добрые Люди проповедовали только универсальное Спасение, и мы увидим, что способ и средства этого Спасения исходили из абсолютно сакраментальных и даже архаических концепций. Но это сверкающее видение своего рода теологии освобождения в Добре привело Джлванни де Луджио к отрицанию псевдо-свободы воли человеческих существ во имя единственной свободы, свободы Добра, и вернуло этим человеческим существам достоинство детей Божьих, благих по определению, но только забывших, что они благие, и которые обязательно, рано или поздно, достигнут Спасения. В этой жизни или в другой.

Такова единственная причина, то есть из уважения и почитания милосердия Божьего, а не в результате влияния буддизма или индуизма, по которой Добрые Люди верили в переселение душ.

1Издание этого текста: Franjo Sanjek, O.P., «Raynerius Sacconi O.P. Summa de Catharis» в Archivum Fratrum Praedicatorum, 44, 1974, рр. 31-60. Здесь перевод мой.

2То же издание, тот же перевод.

3Реестр Инквизиции Жака Фурнье. Перевод Анн Бренон в книге Рене Нелли, Ecritures cathares cit., reed. 1995, p. 335.

 

Profile

Революція гідності
credentes
credentes

Latest Month

July 2017
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Taylor Savvy